Форум Tickling in Russia

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Tickling in Russia » Все о щекотке » Макс Спир. Таинственная история Джека Щекотилы. Перевод.


Макс Спир. Таинственная история Джека Щекотилы. Перевод.

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Автор: Max Speer. В архиве автора на Тиклинг-Медиа-Форуме текст отсутствует. В соответствующей теме Макс утверждает, что текст грохнулся со старым компьютером. Приведённые там же ссылки не работают. Я выложил оригинал здесь. Рассказ большой, так что буду выкладывать с продолжением. Наверное, в 4 приёма. Персонам, не достигшим совершеннолетия, читать сугубо не рекомендуется. Кроме уроженцев Арканзаса, естественно :).

Макс Спир

Таинственная история Джека Щекотилы

Из серии "Дешёвое щекотливое чтиво"

Перевод Трикстера

СООБЩЕНИЕ ИЗ ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ КЛИНИКИ СВ.МАРИИ.

Срочно! Этой ночью бежал пациент, известный как "Джек". Всем врачам и  медсёстрам – проявлять предельную осторожность! Пациент чрезвычайно агрессивен к мужчинам и женщинам, пациентам и врачам. В краткой характеристике, приложенной к сообщению, приведены специфические особенности его заболевания и отношения к пациенткам и врачам.

Повторяем: соблюдать предельную осторожность!

КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА "ДЖЕКА".

Пациент, известный как "Джек", проявляет по отношению к мужчинам чрезвычайную агрессию, буйство. Его отношение к женщинам заметно отличается, паталогическая склонность к насилию выражается в стремлении подвергнуть женщину мучительной щекотке. По сообщениям полиции, "Джек" похищал молодых женщин, связывал, растягивая наподобии пятиконечной звезды, затем, очевидно, в соответствии со своим ритуалом, щекотал, доводя до грани психоза и нервного срыва. Некоторые жертвы теряли сознание, не в силах выдержать мучительной щекотки. "Джека" этот процесс, видимо, возбуждал и он неоднократно насиловал своих жертв.

13 мая 1990.

ДОКТОР ДЖЕФРИС, ЦЕНТР СЕКСУАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ, ОТВЕЧАЕТ НА ВОПРОСЫ ДОКТОРА БЕРГА, КЛИНИКА СВ.МАРИИ.

Д-р Берг: Что вы можете сказать о Джеке?

Д-р Джефрис: Чрезвычайно нестабильный пациент. Подвержен бреду, и в то же время обладает довольно высокими умственными способностями. Джек пребывает в бредовом убеждении, что женщины - не более, чем сексуальные объекты. Причём, для него одного.

Д-р Берг: Расскажите о щекотке.

Д-р Джефрис: Джек одержим щекоткой. Думать, осуществлять, видеть – даже простое упоминание о щекотке приводит его в возбуждённое состояние. У него нет мыслей ни о чём, кроме прошлых, настоящих и будущих жертв. Для Джека не существует разницы между фантазированием и планированием. Его фантазии – всегда подготовка к осуществлению.

Д-р Берг: Вы встречались с этим типом?

Д-р Джефрис: Да.

Д-р Берг: Как это возможно? Я имею в виду – ведь вы женщина... Очень привлекательная женщина... Для такого…

Д-р Джефрис: "Джеку" было трудно говорить со мной, не зацикливаясь на моём теле… На некоторых частях моего тела. Он то и дело смолкал и принимался таращиться. Он был в смирительной рубашке.

Д-р Берг: Вы сказали "на некоторых частях тела". Вы можете сказать, на каких?

Д-р Джефрис: О, это интересный момент! Его не интересовали моя грудь или… сексуальные органы. Он рассматривал щекотливые места. Причём, я говорю не о «традиционных» щекотливых местах. Я имею в виду… Ох… Это немного странно… но он как будто «знал»… точно знал, где я... то есть – лично я... персонально… боюсь щекотки...

Д-р Берг: И где же?

Д-р Джефрис: Ну, прежде всего – каждый раз, когда я убирала волосы с лица, он умолкал и впивался глазами в мою подмышку.

Д-р Берг: Вы были в платье без рукавов?

Д-р Джефрис: Нет. В клинике меня предупредили, что это может вызвать у него слишком сильное возбуждение. На мне было платье с коротким рукавом, но когда я поднимала руку... я поняла это позже... он мог видеть через рукав часть подмышки.

Д-р Берг: Что-нибудь ещё?

Д-р Джефрис: Один раз, кладя ногу на ногу, я зацепилась каблуком и уронила туфельку. Он замолчал и уставился на мою ступню. Я была в чулках, но, кажется, это зрелище очень его взволновало. Как видите, доктор Берг, пациент весьма неуравновешен. Проблема в том, что он так одержим щекоткой, что будет искать новых жертв до тех пор, пока его не поймают. Он ненасытен. А ведь наступает лето. Становится жарко. Скоро он совсем обезумеет от вожделения!

Д-р Берг: А причём тут лето?

Д-р Джефрис: Одежда, доктор! Его сведут с ума все эти женщины в летней одежде. Женщины в платьях без рукавов, женщины в блузках, не прикрывающих даже пупка, женщины в лёгких сандалиях, женщины, идущие босиком с пляжа… А что с ним сделают шорты?! А короткие топики?! Ну, сами подумайте…

Д-р Берг: Шорты, топик, сандалии... Позвольте спросить, а почему вы сами так одеты? Если считаете это… настолько опасным?

Д-р Джефрис: Моя сестра – одна из жертв Джека.

Д-р Берг: Ваша сестра?! Надеюсь, с ней всё хорошо?

Д-р Джефрис: Да. Слава Богу. Но с тех пор она живет в страхе. Он был пойман как раз, когда напал на неё.

Д-р Берг: Я помню. Её крики услышал сосед и вызвал полицию.

Д-р Джефрис: Когда Джека арестовали, он сказал, что вернётся за ней…

Д-р Берг: У нас должна быть копия её показаний...

Д-р Джефрис: Да, она здесь.

ПОЛИЦЕЙСКИЙ ОТЧЁТ.

НАПАДЕНИЕ НА СИНДИ ДЖЕФРИС.

3 апреля 1990.

ПОЛ: ж

ВОЗРАСТ: 22

РОСТ: 5 футов  4дюйма (~163 см - пер.)

ВЕС: 106 фунтов (~48 кг - пер.)

ВОЛОСЫ: медово-светлые

ГЛАЗА: синие

ПОКАЗАНИЯ ЖЕРТВЫ.

Я была дома, занималась уборкой, когда позвонили в дверь. Я открыла, а этот мужчина ворвался и захлопнул дверь за собой. Я пыталась убежать, но он схватил меня и потащил в спальню. Что? (ОФИЦЕР СПРАШИВАЕТ, ЧТО БЫЛО НА ЖЕРТВЕ). Ой, только топик и шорты. Больше ничего. Ну, вот... Он привязал меня к кровати – моими же колготками! Из ящика их забрал. И так быстро связал – я и моргнуть не успела! Ужасно сильный. Здоровый, сволочь. Я кричала, но ему, по-моему, всё было до лампочки. Он, вообще, в трансе был каком-то. Но привязал меня как следует. К кровати привязал – я говорила уже. (ОФИЦЕР СПРАШИВАЕТ, КАК БЫЛА СВЯЗАНА ЖЕРТВА). Вот так. (ЖЕРТВА ПОДНИМАЕТ РУКИ ВВЕРХ). Вы знаете, он мне руки к спинке кровати привязал. А ноги тоже к спинке, но которая другая. Мне было так страшно! Я прямо дрожала вся! (ОФИЦЕР СПРАШИВАЕТ, ЧТО ОН ДЕЛАЛ ДАЛЬШЕ), Он... Господи... Поверить не могу! Он стал меня щекотать. Я и так в панике была! Ужас какой-то! Является неизвестно кто, всю меня связывает, да ещё и щекочет! Всеми ручищами! О, мой Бог, ну и пальцы же у него были! Я вообще щекотки боюсь, но чтобы так было щекотно, я и представить не могла! Как будто у него суперсила такая – щекотаться. Как у спайдермена, только спайдермен по потолку ползает и девушек спасает, а этот щекочется и девушкам от него – одни проблемы! Он как будто знал откуда-то, где меня трогать. Вот. Сначала он стал как бы бегать пальцами по моим рёбрышкам, туда-сюда – ну, знаете, по бокам. Я давай визжать, ну и смеяться, конечно – куда деваться-то. Ужас какой-то! Смеюсь, смеюсь, а самой не до смеха! Так меня мучил! Мне дышать нечем, а ему наплевать! У него была такая мерзкая ухмылка на лице и вообще по всему было видно, что он уже хорошенько возбудился. Боже мой, как было щекотно! Я так смеялась, что прямо закашлялась. И никак не могла отдышаться. До того щекотно, что вынести нельзя! Сначала он всё по бокам шуровал, а потом, гад, подмышки полез. А у меня же руки над головой связанные, подмышки открыты – хоть маслом их намазывай и языком лижи – и вот, когда этот гад до них добрался, до кожи голенькой, у меня прямо крышу сорвало. Я… ну… как бы это сказать помягче… сделала пи-пи... Ему это понравилось, извращенцу проклятому, и пальцы его жуткие никуда из моих подмышек не делись, а всё щекотали, щекотали. Ужасно ему нравилось меня щекотать – такое складывалось впечатление. Я визжала, изворачивалась. У меня уже лёгкие заболели, и руки стали болеть, потому что я их вниз тянула изо всех сил, чтобы подмышки защитить. Меня никогда так не щекотали! Так, что и вытерпеть нельзя! Он своими пальцами то вверх по мне разгуливал, то вниз. Туда, обратно. Дощекочет от подмышек до ладошек – а я же там царапаюсь – и давай обратно к подмышкам ущекачиваться, и давай в них опять шебуршиться, а я хохочу как полоумная. А он вдруг как пощекочет вниз по бокам прям до талии и до того нашёл щекотливое место, здесь вот, под рёбрышками! Я так заверещала, что ему пришлось искать, чем-бы мне рот заткнуть. Искал, правда, недолго. Схватил первые попавшиеся трусики и в рот мне затолкал. Потом он снял штаны и я сразу увидела, чем мне это грозит. Тут я совсем обезумела. Я кричала, но кричать через трусы – это немного не то. Да и горло у меня болело. Он наклонился и... боже, как мне стыдно... он стал щекотать мои ноги своим… как бы сказать… своим пенисом... Это было невыносимо! Этот… извивающийся член… прополз по моим подошвам и принялся тереться о пальчики! Я чувствовала, как он елозит туда-сюда по моим босым ножкам. А это мерзкое животное стонало и приговаривало, какие они у меня нежные. Это про ножки мои. Я визжала всё время! Мне было так щекотно, что я потеряла сознание. Когда я очнулась, там был полицейский, а того человека не было. Но я видела... то есть, я хочу сказать, я чувствовала, как он... подбирается к моим ногам... Офицер развязал меня, я закричала. И тогда я услышала голос… голос этого жуткого человека, из другой комнаты, и он сказал… сказал, что ещё не закончил со мной… Он сказал, что скоро выйдет на волю и тогда… тогда он доведёт дело до конца! О, Боже!!! О, Боже мой!!! (ЖЕРТВА ПРЕРЫВАЕТ ПОКАЗАНИЯ И РЫДАЕТ).

(продолжение следует...)

0

2

Класс! Даёшь продолжение! :)

0

3

14 мая 1990.

ЛОС АНЖЕЛЕС ТАЙМС, ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК.

Девушка-подросток, прилично одетая, стала сегодня жертвой зверского нападения. На месте преступления жертва сообщила полиции, что была похищена, связана и подвергалась щекотке на протяжении четырёх часов. Жертвами подобных нападений в этом году уже стали 22 молодые девушки. Подозреваемый называет себя "Джек", рост – от 6 футов 2 дюймов до 6 футов 4 дюймов (188-193 см – пер.), возраст – от 38 до 44 лет, сложение – крепкое, волосы – угольно-чёрные. Судя по сообщениям об акценте, он может оказаться британцем или австралийцем. Практически все жертвы подвергались пытке щекоткой. Подробности мы сообщим, как только получим больше информации.

15 мая 1990.

Простой гостиничный номер. Телевизор, привинченный к штативу на стене, постоянно переключает каналы. В комнате темно, если не считать телевизионных зайчиков, скачущих по номеру, выхватывая из тьмы разные объекты. Безумное переключение каналов, наконец, прекращается.

На экране фигурка молодой девушки, очень хорошенькой, лениво развалившейся на кровати. Низом бежит телефонный номер.

Голос девушки: Привет! Меня зовут Кэнди, и я хочу стать твоим другом с другой стороны. Если у тебя какие-то проблемы, или просто хочется поболтать - я здесь, и я настоящая! Звони мне, если хочешь поделиться чем-то личным с нежной и заботливой женщиной. Просто набери 976-TALK. Я жду твоего звонка. До свидания!

Рука тянется к телефону. Набор. Другая рука скользит под одеяло. Звонок на том конце.

Автоответчик: Привет! Это Кэнди. Если вам нет двадцати одного, сейчас же повесьте трубку! В противном случае, оставайтесь на линии.

КЛИК!

Кэнди: Алло?

Джек: Привет, Кэнди, это Джек.

Кэнди: Привет, Джек, о чём ты хотел поговорить?

Джек: Я хочу говорить о тебе, Кэнди. Давай говорить о тебе.

Кэнди: Хорошо, Джек. У меня тридцать восьмой размер и мои бёдра зовут тебя, Джеки, милый...

Джек: Кончай тупить! Расскажи о своей коже.

Кэнди: Моей коже?.. Ну, хорошо-хорошо... как скажешь. И что ты хочешь знать… про мою кожу?..

Джек: Она нежная?

Кэнди: Ещё какая!

Джек: А подошвы на ногах? Тоже нежные? Без мозолей?

Кэнди: Ах! Так тебе нравятся ножки, правда?

Джек: Отвечай!!!

Кэнди: Ладно, ладно! Да, мои ножки очень нежные и розовые. Маленькие розовые ножки. Я очень люблю тонкие, белые, кружевные чулочки. Мои ножки в них такие милые!

Джек: А что, если бы я взял твои ножки и стал их щекотать?

Кэнди: Ой, бли-и-и-ин! Я такая щекотливая! Ха-ха-ха!!! Мне будет щекотно!

Джек: Правда? Твоим милым, щекотливым, сексуальным, маленьким ножкам будет щекотно?

Кэнди: Ну, конечно! Я… Эй! Ты же не тот Джек, который…

Джек: Поговори со мной ещё, Кэнди! Расскажи, как ты будешь заходиться визгом от дикого ужаса... Расскажи, во что ты превратишься, моя сладкая Кэнди... Кстати, а ты правда сладкая? Кэнди? Можно, я пооблизываю твои милые, розовые, маленькие леденцы на палочках? Можно, я привяжу тебя к своей кровати и буду лизать щекотливые пальчики твоих ног? Скажи!!! Скажи-и-и-и-и!!!

КЛИК!

Возбуждение не уходит. От этой телефонной Кэнди одно растройство. И эрекция. Эрекция требует жертв. Сегодня её будут звать Кэнди. Не важно, кто она на самом деле. Сегодня вечером она - Кэнди. Сегодня Джек получит свой леденец на палочке, свою Кэнди. И будет облизывать, пока от неё ничего не останется.

15 мая 1990, 22:00.

Джейми убирает помаду и морщит влажные губки, отправляя нежный поцелуй самой себе в зеркале – "Детка, ты такая сладкая!"

Лицо Джейми на миг исчезает под складками платья. Фиолетовое, обтягивающее, с длинными рукавами, но очень высоким вырезом на бедре, оно напоминает стебелёк неведомого марсианского растения - сходство усиливается, когда из ворота платья, словно золотой цветок, возникает головка Джейми. Её обтянутые чулками ноги ныряют в чёрные туфельки и тщательно подобранный букет из милой девушки и целой кучи других красивых вещей выпархивает за дверь.

Джек надевает брюки и заправляет в них рубашку. Его пальцы шарят по верху шкафа, под самым потолком, нащупывая выкидной нож – длинный, черный, смертельный.

Джейми плюхается в кресло своей "Миаты" и на скорости срывается с места, оставив тающий в воздухе шлейф выхлопных газов.

Тёплый воздух в лицо.
Звёзды как на ладони.
Полнолуние.
Сияет летняя ночь.

Клуб уже близко – сверкающая неоном игрушечная страна, где струятся тела под мерцающими огнями, а смикшированный с одеколонами пот превращает воздух в афродизиак.

Джек ждёт на парковке.

На стоянку влетает лаково-красный спортмобиль. Мотор смолкает резко, словно на него прикрикнули. Джейми вносит последние штришки в свой мэйк-ап и складывает косметику в сумочку. Она распахивает дверцу и её длинные, сексуальные ноги ступают на бетон.

Большой палец Джека нажимает на медную кнопку. Лезвие вспарывает воздух и с щелчком встаёт на место – сияющая стальная смерть, стекающая к острию зла, бешеный шершень маниакальности.

Она одна.

Он возникает ниоткуда. Обвившаяся как удав рука зажимает рот. Остриё так близко к горлу, что она чувствует булавочный укол. Сердцебиение. Её волокут в ближайший переулок. Затыкают рот каким-то тряпьём – приглушающим крик, оставляя лазейку для смеха.

Джек переполнен чувствами. Его новая игрушка великолепна. Он так разволновался, что даже запустил руку в штаны – но нет, не так быстро. Он не хочет преждевременно закончить приключение, которое ещё даже и не началось.

Джек изучает добычу, легко щекочет её длинную шею. Она резко отдёргивает голову. Не смеётся. Он видел такое и раньше. Щекотлива, но слишком напугана, чтобы сразу смеяться.

Лезвие оттягивает платье. Она задыхается от ужаса. Он не ранит её – слишком опытный. Она оглушена тем, что с ней делают. Как заправский портной (или мясник), он натягивает ткань её рукава и распарывает шов у плеча. Несколько секунд – чтобы разрезать нитки и стянуть рукав к запястью.

Джейми дышит всё тяжелее, барахтаясь в проруби ужаса. Джек исследует обнажённую руку, осторожно приподнимает её. Внимательный, как врач, осматривает гладко-выбритую подмышку. Кладёт нож – не время для оружия. Его пальцы касаются кожи подмышкой.

Джейми старается вырвать руку, но Джек преотлично её удерживает. Она против воли начинает смеяться. Словно кто-то чужой, рвущийся из неё наружу (или снаружи - в неё?), подменил крик ужаса смехом. Она знала, что щекотлива. Не знала, насколько. Она смеётся и смеётся. Она теряет контроль. Глаза переполняет сумасшествие. Рука вцепляется в чью-то рубашку. У неё не осталось секретов. Голову заполняют голоса. Она ловит чью-то руку.

Здесь нет её самой.
В руках маньяка другой.

Кто-то перемотал её назад.
Она вернулась домой, а там - старший брат.

Повалил на диван и щекочет повсюду,
пока она не вспотеет как жрица вуду.

Иногда он приводит друзей из школы.
Они щекочут её за просмотром бейсбола.

Она ненавидит бейсбол и ожиревшего братца,
но слишком боится, чтоб сопротивляться.

Когда, изловив, её вновь истязают щекоткой,
она хочет стать взрослой –
превратиться в закрытый со всех сторон кокон.

Наконец, Джек готов к полноценной щекотливой сессии. Ухватив Джейми за руки, лошадиной силы рывком он заставляет её подняться. Стягивает запястья оторванным рукавом и привязывает к металлическому ограждению проходящей над головой пожарной лестницы. Джейми почти висит на руках, едва опираясь на землю носочками туфель, и горько плачет.

После нескольких попыток, кончик ножа поддевает ткань платья под правой подмышкой. Одно движение – и перед Джеком – маленькая круглая дырочка, а сквозь неё виден маленький кусочек белой кожи. Джек оттягивает материал на боках, швы трещат и с обеих сторон платья распускаются длинные овальные проёмы, открывая талию и рёбрышки. Ай, да Джек!

Вдоволь налюбовавшись на свою работу, Джек наклоняется и… Раз! Два! Девушка осталась без туфель! Она только ахает, когда Джек дёргает и рвёт материал её чулок, выставляя напоказ чувствительные ножки.

- А теперь, – говорит Джек, складывая ножик, – надо хором закричать: «Щекоточка! Начнись!»

Девушка хнычет, с её уст слетают приглушенные жалобы, она изо всех сил крутит головой. Джек весело улыбается и берётся за дело. Его умелые руки так и тянутся к её голым бокам. Он чувствует, как участилось её дыхание. Он пододвигается, чтобы удобнее тереться воспрявшим под штанами хозяйством о её промежность и принимается наигрывать пальцами по щекотливым бокам.

Награда не заставляет себя ждать! Упоительные звуки несутся из-под тряпки, которой Джек заткнул рот своей добыче. Настоящее кваканье! Пальцы Джека разгуливают вверх и вниз по тонким рёбрышкам. Она смеётся без удержу, против воли. Джек доставляет щекотливой девушке сногсшибательные ощущения!

Джек оставляет одну руку у неё на боку, а другой тянется к дырочке подмышкой, что он проделал в её платье чуть раньше. Он просовывает в дырочку палец и усердно щекочет. Джейми отбрасывает голову назад в смеётся без остановки. Её сознание блуждает в щекотливом тумане. Она уже не понимает, ни где она, ни что с ней происходит. Она тонет в беспощадной необузданности чувств, вызванных щекоткой.

Её голова откидывается назад, качается вперед, и снова назад, и опять вперед, в то время как щекотка, а с ней и трение о низ живота, становятся всё сильнее. Горячие струйки бегут по её бёдрам, она не замечает этого, заходясь в щекотливом визге. Всё её тело бьётся и трепещет, безнадёжно вырываясь из пут.

Джек знает – оргазм неизбежен и близок. Он останавливается, делает шаг назад. Джейми смеётся как заколдованная, как погружённая в транс. Джек подбирается сзади и хватает её за ноги. Девушка виснет в воздухе. Джек усаживается на бетон и пододвигается ближе к её ногам. Он расстегивает молнию на штанах и, как заправский инквизитор, подносит её босые ножки к пылающим углям своей эрекции.

Джейми пытается пинаться, но её изящные ноги крепко держит мучитель. Джейми снова впадает в забытье. Это просто сон! Нужно ущипнуть себя, повернуться на другой бочок и тогда обязательно приснится что-то хорошее. Тёмный закоулок и схвативший её маньяк исчезают. Она в центре города, среди весёлой, праздничной толпы. Человеческий поток выносит её на плошадь. Толпа окружает помост, на котором высится украшенный цветами шест. Какие-то люди в масках и шутовских колпаках выхватывают её из толпы и втаскивают на помост. Её привязывают к шесту, срывают платье и принимаются буквально насиловать щекоткой. Толпа рукоплещет и подаёт палачам различные вредительские советы. Наконец, безумцы останавливаются. "Внимание! Дамы и господа!" – Объявляет чей-то голос. – "Наступает время нашего любимого ежегодного обряда плодородия! За будущий урожай!" С громкими хлопками открываются сотни бутылок, шампанское льётся на мостовую. А шуты на помосте снимают штаны и принимаются щекотать её ноги своими похотливыми членами. Джейми просыпается с криком ужаса. Толпа исчезает. Кошмар остаётся.

Чувствуя растущую готовность к подвигу, Джек подвергает ножки девушки безудержной сексуальной эксплуатации, при том, что другая его рука, свободная от удержания рвущихся на волю ножек, без устали царапает их чувствительные подошвы.

Чем качественней девушку щекочут,
Тем больше трепыхается она.
И тем сильней сучит ногами, 
Дразня прижатую к ним джекову свистульку.

Порог чувствительности ног у Джейми – ноль.
Она отбрасывает волосы назад и так хохочет,
Что кляп того гляди исплюнет изо рта!
Как молоко в забытой на огне кастрюльке

Кипит и брызжет в ночь её безумный смех,
А Джек, щекоткой одержим, изнемогающей красотке 
Щекотно ущекачивает щекотливейшие ножки.
Как лапки паука снуют по голой,

Чувствительнейшей плоти его пальцы.
Без удержу смеётся и всем телом
Брыкает яростно и дрыгает ногами
Она,

От тирании их избавить норовя.
Но с каждым брыком близится развязка…

Джек на краю блаженного вулкана. Время пришло. Он щекочется неистово, закапываясь в щекотливые подошвы до самых нервов. Джейми на грани обморока. Она верещит из последних сил. Её визг мечется по переулку. Неужели никто её не услышит и не спасёт?!

Наконец, Джека посещает долгожданный оргазм… Мощный поток кипучей субстанции выплёскивается на измученные ножки. Ей даже это щекотно. Она в такой истерике, что смеётся от малейшего прикосновения.

Джек слышит стук шагов. Он прислушивается. Шаги мужские… Джек торопливо застегивает ширинку. В таком щекотливом деле главное – вовремя смыться.

Двое мужчин появляются в конце переулка и застывают, потеряв дар речи от увиденного: красивая девушка, привязанная к пожарной лестнице – несомненно с целью истязаний, её нарядное платье, изорванное каким-то безумным образом, самодельный кляп, сползший на взмыленную шею… Мужчины приближаются и вновь замирают, уставившись на её ноги – в разорванных чулках, покрытые липкой слизью.

Джейми едва дышит. Она без сознания. Её лицо безмятежно, и только рот улыбается. Смеющаяся маска греческой комедии.

0

4

Какой мерзкий эпизод! И - да, чуть не забыл - продолжение следует. Дальше будет ещё веселее.

0

5

Отличный перевод! Даже стишки складные.

0

6

16 мая 1990.

ВЕЧЕРНИЕ НОВОСТИ ЭЙ-БИ-СИ.

Кэти Харрис: Добрый вечер. Я - Кэти Харрис. Лос-Анджелес в шоке! Город взбудоражен новостью о новом нападении насильника-щекотуна, известного как Джек. Его последняя жертва была найдена привязанной к пожарной лестнице возле Икс-клуба – это танцевальный клуб, известный как место, где богатые холостяки и красивые женщины охотятся друг на друга. Жертва была обнаружена двумя мужчинами, которые услышали крики, паркуясь на стоянке. Мужчины сказали, что были так потрясены увиденным, что даже не думали о нападавшем, которому снова удалось скрыться незамеченным. В студии со мной доктор Мелисса Джефрис из Лос-Анжелесского Центра Сексуального Поведения. Доктор Джефрис, насколько опасен этот Джек?

Д-р Джефрис: Чрезвычайно опасен, Кэти. Этот маньяк хватает молодых женщин, связывает и щекочет, доводя до грани психоза.

Кэти Харрис: Как он узнаёт, что эти женщины боятся щекотки?

Д-р Джефрис: Ну, это одна из его тайн. Похоже, у него есть необъяснимая способность видеть такие вещи. Некоторые из этих женщин утверждали, что раньше не считали себя щекотливыми. Они уверяли, что в прошлом, когда их пытались щекотать, они не чувствовали ничего особенного. У этого Джека какой-то талант делать нещекотливых женщин щекотливыми до чрезвычайности.

Кэти Харрис: А после встречи с Джеком эти женщины снова становятся нещекотливыми?

Д-р Джефрис: Напротив. Теперь к ним просто нельзя прикоснуться, не вызвав истерический смех. Одна из женщин сообщила, что испытывает затруднения, надевая чулки, потому что ей слишком щекотно.

Кэти Харрис: Вы хотите сказать, что эта женщина может щекотать сама себя?

Д-р Джефрис: Совершенно верно.

Тот же номер. То же дыхание. Джек с интересом следит за Мелиссой. Да и Кэти не обойдена его вниманием: красивые женщины, без конца повторяющие слово "щекотать". Парочка щекотливых милашек. Следующие жертвы… Джек завёлся не на шутку. Погоди-ка! Мелисса Джефрис... Он знает это имя! Он всматривается в лицо. Нет, не она… Это её сестра! Сестра той сучки! Это уж слишком! Он поимеет их! Защекочет обеих! Но как?


17 мая 1990.

ЛОС-АНЖЕЛЕССКИЙ ЦЕНТР СЕКСУАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ.

ЭКСПЕРИМЕНТ ПО ИЗУЧЕНИЮ ЩЕКОТЛИВЫХ РЕФЛЕКСОВ. ПРОВОДЯТ Д-Р ДЖЕФРИС И Д-Р СТИВЕНС.

Д-р Джефрис: 17 мая 1990 года. Мы используем магнитофон для записи наших сегодняшних результатов. Мы с доктором Стивенсом привлекли для этого исследования десять женщин-волонтёров. Все они утверждают, что ни теперь, ни когда-либо раньше не боялись щекотки. Мы проведём ряд тестов, чтобы проверить их соответствие нашим требованиям.

Д-р Стивенс: На моём столе одна из подопытных, я связываю ей руки за головой... Так… Теперь я привязываю их к столу, надёжно… надёжно закрепив над головой… Далее, я привязываю ноги к другому концу стола…

Д-р Джефрис: Все женщины в возрасте от 21 до 35 – возрастной диапазон всех жертв Джека. Я должна добавить, что женщины одеты, но их одежда оставляет открытыми области, подлежащие проверке в первую очередь: подмышки, рёбра, живот, шея, ноги.

Д-р Стивенс: Ну вот… Всех связал… Сейчас мы будем проверять наших девочек на щекотливость… Тэк-с… С кого начнём? Что это было?!

Д-р Джефрис: Мы с доктором Стивенсом только что слышали какой-то грохот и собираемся выяснить, в чём дело. Я оставляю магнитофон включённым на запись… Доктор Стивенс! С вами всё хорошо?!

Голос: Так-так-так... Что у нас здесь? Симпатичный компотик из хорошеньких девочек…

Женские голоса: Кто вы такой? Что вам надо? Выйдите отсюда! Развяжите меня. Всё! Я ухожу! Это дурдом какой-то! Выпустите меня! Развяжите...

Голос: О, нет, мои маленькие принцессы. Я Джек, и собираюсь вас щекотать… Пока смерть не разлучит нас!

Женский голос: Размечтался! Да никто из нас щекотки не боится!

Джек: Да ладно! Быть такого не может! Сейчас проверим...

Женский голос: Брось свою затею! Мои ножки ни на вот столечко вот а-а-ах-х-х!!! Ха-ха-ха-ха-ха!!! Хи-и-хи-и-хи-и!!! О, господи!!! Хватит!!! Хватит!!! Боже мой, как щекотно!!! Хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи!!! Хватит!!! Хватит!!! Хватит!!!

Джек: А я говорил, говорил! В гробу я всю вашу науку видел! Я – второй Фантомас! Мне сам дьявол помогает! У Джека нещекотливых не бывает… Ха! Ха! Ха! Ха! Ха!

Женский голос: Нет! Нет! Нет!!! Не трогай меня!

Джек: Знаете, у меня слабость к подмышкам… Особенно таким – гладеньким, мяконьким...

Женский голос: Не-е-е-е-е-е-е-ет!!! Пусти меня-а-а-а-а-а-а-а!!!! Хи-и-хи-и-хи-и-хи-и!!! Ха-а… Х-а-а-ах-х-х… Ха-ха-ха-ха! Хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-их!!! Господи, меня никогда так не щекотали... Это пытка какая-то!!! Ха-ха-ха-ха-ха-ха!!!

Джек: Щекотики-щекотики-щекотики…

Женский голос: Хватит!!! Ха-ха-ха-ха-ха!!! Пожалуйста, хвати-ти-ти-ти-ти-ха-ха-ха-ха-ха-ха!!!

Джек: Щекотики-щекотики-щекотики… Кусики-пусики-малюсики... Какие у нас ручки мяконькие, щекотливенькие…

Женский голос: Пожалуйста!!! Хи-и-хи-и-хи-и-хи-и!!! Не надо меня щекота-ха-ха-ха-ха-ха-ха!!!

Второй женский голос: Нет… Нет… Нет… Нет… Не… Уберите его от меня!!! Спаси-и-и-и-ите!!! А-а-х-х-х… Ха-ха-ха-ха!!! Хи-и-хи-и-хи-и-хи-и!!! Ти-и… Хи-и… Ти-и… Хи-и-хи-и-хи-и!!! Ти-и… Хи-и!!!

Джек: Ой! Девушка, да вы просто Щекотливость Года. Поздравляю! Вы счастливая обладательница самой нежной и чувствительной грудной клетки по обе стороны  Скалистых Гор. То есть, не вы - простите, оговорился. Я – счастливый обладатель вашей прославленной грудной клетки. Счастливый обладатель… Как мне нравится это выражение… Я счаслив обладать вами, мои крошки! Смотрите, я могу щекотать cразу двоих! Посмотрите, как легко я порхаю среди вас – от одной к другой, а там – и к третьей, а первая ещё и смеяться не перестала, как я уже снова возле неё! Я – ваш счастливый обладатель, ваш божественный господин и повелитель. Зовите меня запросто – Господин Щекатило. Девочки… А давайте споём хором: к нам приехал, к нам приехал Щекатило дорогой!

Третий женский голос: Нет… Нет… Нет… Не меня… Я… не… боюсь… ще… кот… ки… щще… кот... к-к-ки… щщи… кот… ки… А-а-а-ах-х-х-х… Тцс-с-с-с-с… Хи-и-хи-и! Ти-и… Хи-и… Хи-и… Хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи! Хватит!!! Ни… щи… ка… чи… ти... Я не могу!!! Ха-ха-ха-ха-ха!!!

Джек: Дорогие девушки! До сих пор вы влачили жалкое, убогое существование, даже не подозревая, какие острые ощущения может подарить вам природа. И эта пытка щекоткой – первое по-настоящему яркое переживание в вашей жизни. Но я обещаю. Теперь острых ощущений у вас будет – хоть отбавляй! Потому что я знаю волшебное слово… Щекотики-щекотики-щекотики! Щекотики-щекотики-щекотики!

Женские голоса: Хватит!!! Нет… Не меня… Не меня!!! Боюсь!!! Щекотно!!! Ха-ха-ха-ха-ха-ха!!!! Хи-и-хи-и-хи-и-хи-и!!! И-и-и-и-и-и-и-и!!! Хи-и-хи-и-хи-и-хи-и-хи-и!!! Прекратити-ти-ти-ти…  Ха-ха-ха-ха!!!

Д-р Джефрис: Что происходит?! О, господи!!!

Джек: Доктор Джефрис! Ой… Я хотел сказать – Мелисса. Какой чудесный сюрприз!

Д-р Джефрис: Доктор Стивенс!!!

Джек: Не волнуйся, моя сладкая, моё щекотливое солнышко. Сегодня я пришёл не по твою душу. Это просто визит вежливости. Ненавязчивое предупреждение…

Д-р Джефрис: Доктор Стивенс!!!

Женские голоса: Пожалуйста, доктор! Выпустите нас отсюда! Мы подадим на вас в суд! Ваш подручный – форменный маньяк! Он – просто дьявол!

Джек: Это правда. Я – дьявол. Дьявол щекотки. И для вас тоже, моя маленькая Мелисса. Я просто не могу дождаться, когда вы и ваша очаровательная сестра – как там её – окажетесь у меня в руках. Я заполучу вас обеих, хорошенько свяжу и позволю своим дьявольским пальцам от души побегать по вашим щекотливым телам.

Женские голоса: Пожалуйста, развяжите нас! Он же ушёл. Пожалуйста…

Д-р Джефрис: Мне так жаль!

Д-р Стивенс: Что произошло?!

Д-р Джефрис: Он был здесь!

КЛИК!


КОНФИДЕНЦИАЛЬНЫЙ ОТЧЁТ ПОЛИЦИИ ЛОС-АНДЖЕЛЕСА.

ЗАПИСЬ С «ЖУЧКОВ», УСТАНОВЛЕННЫХ В ДОМЕ СИНДИ ДЖЕФРИС.

21 июня 1990, 19:00.

СТУК В ДВЕРЬ. ЗВУК БЕГУЩИХ ШАГОВ. ПАУЗА. СЛЫШНО, КАК ОТКРЫВАЕТСЯ ДВЕРЬ.

Синди: Ой, Мелисса! Я так рада тебя видеть!

Mелисса: Все хорошо, Син?

Синди: Ах, да, да! Просто, эти сны в последнее время… Входи, садись, я налью что-нибудь прохладненькое...

Мелисса: Было бы неплохо. Какое красивое платье. Мне очень нравится.

Синди: Правда? Нравится? Я нашла его в "Оденься помоднее".

Мелисса: Боже! Дорогая! Оно так тебе идёт! От этих кружев на проймах прямо глаз не отвести! А какой миленький вырез на талии! Просто голова кругом!

Синди: Это не вырез. Оно из двух частей – топик без рукавов и короткая юбочка. Но и ты, я вижу, одета всем на заглядение! Ну просто конфетка!

Мелисса: Ну что ты! Обычное платье на бретельках. Это так – на каждый день.

Мелисса (после паузы): Так расскажи мне о снах.

Синди: Ну… Мне снится, что я вхожу в тёмную, покрытую туманом аллею, и я совсем не вижу, куда иду. Я теряюсь в тумане и уже не знаю, с какой стороны пришла. Я слышу Джека – он дышит, где-то совсем рядом… И вдруг как захохочет! Я визжу и бросаюсь бежать, а он бежит за мной и всё смеётся. Я чувствую его пальцы на своих боках, представляешь? Он щекочет меня! Я кричу и падаю на землю. Он оказывается на мне, я чувствую, как его штуковина вжимается мне между ног. Его руки удерживают мои запястья прижатыми к земле, над головой – вот так.

Мелисса: О, Боже!

Синди: И тогда у него появляются ещё две руки и медленно-медленно тянутся к моим подмышкам… Ну, и начинают их щекотать, а его промежность так и бьётся о мою. Я просыпаюсь вся в поту!

Мелисса: Ничего себе! Син, ты принимаешь свои таблетки?

Синди: Нет. Но я пугаюсь до смерти!

Мелисса: Хорошо, не волнуйся, я останусь на ночь. Со мной тебе нечего бояться. А теперь давай пойдем в кино.

Синди: Хорошо, я только возьму сумочку.

21 июня 1990, 23:45.

СЛЫШНО, КАК ОТКРЫВАЕТСЯ ДВЕРЬ. ВХОДЯТ СЁСТРЫ ДЖЕФРИС. ИХ РАЗГОВОР НЕРАЗБОРЧИВ ИЗ-ЗА ЗВУКОВ ДУША, КОТОРЫЙ ОНИ ПО ОЧЕРЕДИ ПРИНИМАЮТ. ЗАТЕМ ОНИ РАСПОЛАГАЮТСЯ В ГОСТИНОЙ.

22 июня 1990, 00:02.

ТЕЛЕФОННЫЙ ЗВОНОК (ТЕЛЕФОН ТОЖЕ НА ПРОСЛУШКЕ).

Синди: Алло.

Джек: Ах, Синди, Синди… Сестрички пришли из кино…

Синди: Кто это?

Джек: Твой кошмар.

ЗВУК РЕЗКО ПОВЕШЕННОЙ ТРУБКИ.

Мелисса: Син, кто это?

Синди: Это был он!!!

Мелисса: Ты уверена?

ТЕЛЕФОННЫЙ ЗВОНОК.

Мелисса: Дай-ка мне.

Синди: Мелисса, я боюсь.

Мелисса: Алло.

Джек: Привет, Мелисса. Как фильм?

Мелисса: Чего ты хочешь?!

Джек: Забавный был? Вы смеялись? Нет?

Мелисса: Если ты сделаешь хоть шаг в сторону этого дома, тебя арестуют быстрее, чем...

Джек: Я хочу услышать, как ты смеёшься. Мне нравится твоё имя. Мелисса… Как у Мелиссы Пфайфер. Она щекотливая. А ты? Мне кажется – да! Ты должна быть ужасно щекотливой!

МЕЛИССА ПРЕРЫВАЕТ РАЗГОВОР.

Мелисса: Не волнуйся, милая, он не придёт сюда. Он знает, что с ним будет…

22 июня 1990, 00:06.

КАКОЙ-ТО ШИПЯЩИЙ ЗВУК У ДВЕРИ.

Синди: Что за чёрт?

Мелисса: Газ!

Синди: Проклятье, Мелисса, мне...

Мелисса: Держись, Син, не па...

22 июня 1990, 00:07.

ПОЛИЦЕЙСКИЙ НАРЯД И ТРИ ГРУППЫ ЗАХВАТА НАПРАВЛЕНЫ К ДОМУ ДЖЕФРИС. ОЖИДАЕМОЕ ВРЕМЯ ПРИБЫТИЯ – 15 МИНУТ.

22 июня 1990, 00:08.

ЗВУК ОТКРЫВАЕМОЙ ДВЕРИ. ШОРОХИ, КОТОРЫЕ МОГУТ БЫТЬ ИНТЕРПРЕТИРОВАНЫ КАК ЗВУК ПЕРЕТАСКИВАЕМЫХ ТЕЛ. ОПЯТЬ КАКОЕ-ТО ШУРШАНИЕ. ПОХОЖЕ, ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ ПРИВЯЗЫВАЕТ ЖЕРТВ К ПРЕДМЕТАМ МЕБЕЛИ.

22 июня 1990, 00:09.

Джек: Добрый вечер, дамочки.

Синди: О, нет… О, нет!!!

Мелисса: Убирайся отсюда, Джек!!!

Джек: Это так мило с вашей стороны – одеться специально для меня. Ваши наряды идеальны для старой доброй щекотки. С какой щедростью открыты для меня все ваши маленькие щекотливые местечки! Не платья, а какие-то путеводители по телу!

Синди: Пожалуйста, пожалуйста, уходите…

Джек: Хорошо-хорошо. Вы намерены сражаться до конца, не опуская рук и не покладая ног. Я это уже понял. Синди и Мелисса, я заявляю под присягой и торжественно клянусь, что ваши подмышки – самое гладкое, что я видел в своей жизни. И я уверен, что щекотливость их также превзойдёт всё и вся, и вознесётся выше Гималаев!

Мелисса: Тебе не сделать нас щекотливыми! Мы прошли специальное обучение! Мы больше не боимся щекотки!

Джек: Да ну? Вот незадача! А ну-ка давайте сюда свои бесстрашные подмышки...

22 июня 1990, 00:11.

ВИЗГ ДВУХ ЖЕНЩИН, ПЕРЕХОДЯЩИЙ В ИСТЕРИЧЕСКИЙ СМЕХ И КРИКИ О ПОМОЩИ.

Джек: Вот видите? У дяди Джека все щекотливые…

Мелисса: Ха-ха-ха-ха-ха!!! Как ты... Ха-ха-ха-ха!!! Как ты это делаеш-ш-ш-ш-шь!!!

Джек (поёт):
Изловил я двоих маленьких глупышек,
Изуверски щекочу им теперь подмышки.
Словно клад в них ищу – тщательно копаюсь,
Не жалея ни о чём, и ни в чём не каясь.

С детства гадким я был, не любил ученье,
И девицам причинял страшные мученья.
Все ребята день-деньской носом рыли книжки,
Я ж копался без конца в девичьих подмышках.

Синди: А-а-а-а-а-а-а-ах-х-х-х-х-х-х-х-х-х!!! Не надо! Ой-ой-ой!!! Хватит!!! Хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи!!! Щекотно-щекотно-щекотно!!! Хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи!!! Хватит! Не нада-а-а-а-а-а-а-а! Хи-хи-хи!!!

Мелисса: Нет… Нет… Нет… Нет… Не-не-не-не-не-е-е-е-е-е-е-е-е!!! Ха-ха-ха-ха-ха-ха!!! Ха-ха-ха-ха!!! Не щекочи меня больше!!!

Джек (поёт):
До чего же гладки сладкие подмышки,
Зарождаются в башке разные мыслишки.
Если пальчиком копнуть вглубь подмышки чуткой,
Будет девка хохотать как над славной шуткой.

Если дЕвица сплетёт руки за затылок,
Возникает целый ряд нужных предпосылок.
Ну, а если привязать даст себя беспечно,
Щекотать подмышки ей можно бесконечно.

22 июня 1990, 00:13.

ЗАМЕЧАТЕЛЬНО ПОЁТ ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ. Я ВЫВЕЛ ЗВУК В ДИНАМИКИ И МЫ ВСЕМ ОТДЕЛЕНИЕМ СЛУШАЕМ. КАКОЙ БАРИТОН! ВСЕ СОТРУДНИКИ ОЧЕНЬ ХВАЛЯТ, А ЗАДЕРЖАНЫЕ В ОБЕЗЬЯННИКЕ ХЛОПАЮТ И ПЫТАЮТСЯ ПОДПЕВАТЬ. МЫ ВСЕ ОЧЕНЬ ЛЮБИМ ОПЕРУ!

Синди и Мелисса: Хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи!!! Не-е-е-е-е-е-е-е-е-е-ет!!!

Джек (поёт):
Я подмышки люблю девушек пригожих,
А иных я прочь гоню – тфу, не вышли рожей!

Синди и Мелисса: А-а-а-а-а-а-а-а-ах-х-х-х-х-х-х-х-х-х-х-х-х-х-х-ха-ха-ха-ха-ха-ха!!! Хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи!!! Не-е-е-е-е-е-е-ет!!!

Джек: А теперь проверим ваши великолепные ноги!

Синди: Нет! Нет! Нет! Ни-ни-ни-ни-и-и-и-и-и-и-и-и-и!!!

Джек: Да! Да! Да! Да-да-да-да-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!

Мелисса: Прекрати! Перестань… это… делать…

Джек: Просто стащим с вас эти занудные маленькие туфли и… Вуаля!!! Перед нами предстают очаровательные, щекотливые, маленькие ножки! Давайте скорей осмотрим основания этих щекотливых подарков… Бог ты мой!!! Какие чудесные розовые маленькие подошвы и пальчики… И у Синди! И у Мелиссы!

Мелисса: Джек, пожалуйста, пожалуйста!!!

Джек: Ну, наконец-то! Как долго я ждал этого "пожалуйста"! Мелисса! Спасибо! Щекотики-щекотики-щекотики-щекотики-щекотики-щекотики-щекотики…

Синди: Не-е-е-е-е-ет!!! Хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи!!! Хватит!!! Хватит!!! О-о-о-ой!!! О-о-о-о-ой!!! Хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи!!! Не надо больше!!! Не надо больше щекотать!!!

Мелисса: Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!!! Хватит!!! Хватит!!! Хватит!!! Ха-ха-ха-ха!!! Я... Ха-ха-ха-ха!!! Больше... Ха-ха-ха-ха!!! Не... Ха-ха-ха-ха!!! Вынесу-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у!!! Ха-ха-ха-ха… Ха-ха-ха-ха… Ха-ха-ха-ха!!!

Джек: Вы же сёстры и, наверное, всё время щекотали друг друга в детстве. Я угадал? У вас таки-и-и-и-и-ие щекотливые ноги, а под пальчиками так вообще!

Синди: Хва-а-атит!!! П-пожалуйста, х-х-х-хватит!!! Хи-хи-хи! Ха-ха-ха-ха!!!

Джек: Ой, Синди. Я уже почти готов. Ещё чуть-чуть. Помнишь, что я делал с твоими ногами, когда мы забавлялись щекоткой  в прошлый раз?

Синди: О, не-е-е-е-е-е-ет!!!

Мелисса: Джек. Не делай этого, пожалуйста!!!

Джек: Нет-нет-нет! Я настаиваю! Я просто обязан пощекотать им каждую из четырёх ваших симпатичных, розовых, маленьких подошв. Мои горячие соки окропят ваши пятки! Я буду размазывать их по вашим ногам… О-о-о! О-о-о!!!

Синди и Мелисса: Ой-й-й-й-й-й... Ха-ха-ха-ха!!! Ха-ха-ха-ха!!! Ха-ха-ха-ха!!! Хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи!!! Хватит!!! Хватит!!! Хватит!!! Хватит!!!

Джек: О-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у!!! Щекотики!!! Щекотики!!! Щекотики!!!

Синди и Мелисса: Ха-ха-ха-ха!!! Ха-ха-ха-ха!!! Ха-ха-ха-ха!!! Хи-хи-хи-хи!!! Н-не-е-е-е-ет! Не-е-е-е-е-е-е-ет!!! Й-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-их-х-х-х-х!!! Не-не-не-не-не-е-е-е-е-е-е-е!!! Ха-ха-ха-ха!!! Ха-ха-ха-ха!!! Ха-ха-ха-ха!!! Хи-хи-хи-хи!!!

ДЖЕК: А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о!!!

Синди и Мелисса: Ха-ха-ха-ха!!! Хи-хи-хи-хи!!! Ха-ха-ха-ха!!! Хи-хи-хи-хи!!! Ха-ха-ха-ха!!! Хи-хи-хи-хи!!! О-о-о-о-и-и-и-и!!! О-и-и-и-и-и-и!!!

Джек: Ну вот... Разве нам было плохо? Девушки! Я назначаю вам свидание на все будущие ночи!

22 июня 1990, 00:21.

ПОЛИЦЕЙСКИЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ ОКРУЖАЮТ ДОМ И ПРЕДЛАГАЮТ ДЖЕКУ СДАТЬСЯ.

Джек: Ну вот и всё, девочки. Настала пора ненадолго расстаться. Но знайте – никакие решётки, сделаные человеком, надолго меня не удержат… Чёрт возьми, какие трепетные ножки... Дайте-ка я потрусь о них ещё чуть-чуть... Повазюкаюсь в собственных соках… Щекотики-щекотики!

Синди и Мелисса: Ни-и-и-и-и-и-и-и-и!!!

Джек: Ладно-ладно... Я покидаю вас. Вы только верьте и я вернусь. Я не человек, сами знаете. Я – Джек Щекотило, и я всегда возвращаюсь. (Поёт): Я верну-у-у-у-усь к этим подмы-ы-ы-ы-ы-ышкам...

Мелисса: А-а-а-а-а-а-и-и-и-и-и-и-и-и!!! Хи-хи-хи-хи!!! Не надо!!!

Джек (поёт): Я не зна-а-а-а-а-ю сло-о-о-о-ова "проща-а-а-а-а-а-а-а-ай"! Я всегда-а-а говорю "до свида-а-анья"!

22 июня 1990, 00:22.

ПОЛИЦИЯ ВРЫВАЕТСЯ В ДОМ ДЖЕФРИС И ЗАДЕРЖИВАЕТ ПОДОЗРЕВАЕМОГО.

22 июня 1990, 06:02.

ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ ДОПРОШЕН И ОТПРАВЛЕН В ИСПРАВИТЕЛЬНОЕ ЗАВЕДЕНИЕ ЛОС-КОХИТАС, ГДЕ БУДЕТ НАХОДИТСЯ ДО СУДА. ЗАЛОГ ОТКЛОНЁН.

21 июня 1991, 23:32.

ПОЛИЦИЯ ФОРТ-ЛОДЕРДЕЙЛА ПРИНЯЛА ВЫЗОВ ОТ ЖЕНЩИНЫ, 22 ЛЕТ, КОТОРАЯ ПОДВЕРГЛАСЬ НАПАДЕНИЮ В СОБСТВЕННОМ ДОМЕ. НАПАДАВШИЙ, ВЫСОКИЙ СМУГЛЫЙ МУЖЧИНА, ПРИВЯЗАЛ ЖЕРТВУ К КРОВАТИ И ЩЕКОТАЛ, ПОКА ОНА НЕ ПОТЕРЯЛА СОЗНАНИЕ.

21 июня 1991, 23:32.

ПОЛИЦИЯ ДЕНТОНА, ШТАТ ТЕХАС, ДОЛОЖИЛА О СХОДНОМ СЛУЧАЕ, ИМЕВШИМ МЕСТО В ТОТ ЖЕ ДЕНЬ И ЧАС. ОПИСАНИЕ НАПАДАВШЕГО СОВПАДАЕТ.

21 июня 1991, 23:32.

СО ВСЕЙ СТРАНЫ ПОСТУПАЮТ СООБЩЕНИЯ О НАПАДЕНИЯХ НА ЖЕНЩИН В ВОЗРАСТЕ ОТ 18 ДО 45, КОТОРЫХ СВЯЗЫВАЮТ И ЩЕКОЧУТ ДО ПОТЕРИ СОЗНАНИЯ.

ОТЧЁТ ФБР. РАЗОСЛАН ИЗ ВАШИНГТОНА, ОКРУГ КОЛУМБИЯ, ПО ВСЕМ ПОЛИЦЕЙСКИМ УЧАСТКАМ.

21 июня 1991, 22:31.

ЗАКЛЮЧЁННЫЙ, ИЗВЕСТНЫЙ КАК "ДЖЕК", ОТСУТСТВОВАЛ ВО ВРЕМЯ ОЧЕРЕДНОЙ ПРОВЕРКИ КАМЕРЫ. ОН ОБЪЯВЛЕН ПРОПАВШИМ БЕЗ ВЕСТИ. ВЕДУТСЯ ПОИСКИ.

0

7

Конец рассказа.
Кстати, я совсем забыл указать в начале "тематическую формулу". Привожу её здесь: M/F, M/F, M/FFFFFFFFFF, M/FF.

0

8

Прикольный чувак, этот Джек: извращенец, конечно, и бывает довольно мерзок, но, в принципе, малый не злой :)

И перевод - хороший.

Жду продолжения истории!

0

9

Homyak написал(а):

Прикольный чувак, этот Джек: извращенец, конечно, и бывает довольно мерзок, но, в принципе, малый не злой

И перевод - хороший.

Жду продолжения истории!


Боюсь продолжения не будеt, если tолько кtо-ниtь не напишеt продолжение.

0

10

Homyak написал(а):

Жду продолжения истории!

Это всё. Я решил не растягивать публикацию на четыре части, как хотел в начале, и ограничился тремя. У автора, правда, в конце рассказа стоит "продолжение следует", но, насколько я знаю, он его так и не написал.

0

11

trickster написал(а):

Это всё. Я решил не растягивать публикацию на четыре части, как хотел в начале, и ограничился тремя. У автора, правда, в конце рассказа стоит "продолжение следует", но, насколько я знаю, он его так и не написал.


Жалко. Я то рассчитывал, что Джек доберется-таки, до Кэнди:)

Хороший рассказик.

0

12

trickster написал(а):

Д-р Джефрис: Ну, это одна из его тайн. Похоже, у него есть необъяснимая способность видеть такие вещи. Некоторые из этих женщин утверждали, что раньше не считали себя щекотливыми. Они уверяли, что в прошлом, когда их пытались щекотать, они не чувствовали ничего особенного. У этого Джека какой-то талант делать нещекотливых женщин щекотливыми до чрезвычайности.
Кэти Харрис: А после встречи с Джеком эти женщины снова становятся нещекотливыми?
Д-р Джефрис: Напротив. Теперь к ним просто нельзя прикоснуться, не вызвав истерический смех. Одна из женщин сообщила, что испытывает затруднения, надевая чулки, потому что ей слишком щекотно.

До 30 щекотки Фрида не боялась
Но Тиклер-Джек сие легко исправил:
По нежным пяткам ей водя шершавым хером
От смеха девушку описаться заставил.

Теперь боится Фрида до смерти щекотки:
Чуть тронешь – она сразу хохотать,
Вы не поверите, ужасно ей щекотно
Даже чулки на ноги надевать!

0

13

Homyak написал(а):

До 30 щекотки Фрида не боялась...

:D краткое содержание рассказа

0


Вы здесь » Форум Tickling in Russia » Все о щекотке » Макс Спир. Таинственная история Джека Щекотилы. Перевод.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC