Форум Tickling in Russia

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Tickling in Russia » Литературные игры » Ролевая игра "Пещера"


Ролевая игра "Пещера"

Сообщений 21 страница 26 из 26

21

В оставшееся время Виктор посещал Интернет-кафе - в стороне от дома Ирины и вокзала: не стоит наводить посторонних на свои мысли; и выяснил, как пробраться через область на электричках, с пересадками, естественно. В свое время неоднократно читая "Бусидо", он вывел свое правило: "Путь червя - наилучший; хищники ищут мясо, травоядные ищут зелень, и охотник подстерегает их в местах, где и то, и другое водится в изобилии; червь не виден, не слышен, движется под землей, потребляет мясо, зелень, останки хищников, травоядных и охотников и не попадается охотнику на глаза".

Отредактировано Robert (2015-08-14 22:05:33)

0

22

После очередного ужина Виктор начал готовить Ирину к делу.
- Слушай сюда, Ириш. Здесь мы долго не просидим, надо бабки добывать. Чтобы тебе по вокзалам не шататься, надо брать Карабаса и валить отсюда. А то наткнешься на маньяка и привет – распотрошит он тебя…
- Ой, Вить, а куда я поеду? Тут у меня родня…
- Ты ее давно видела?
- Так все-таки кто-то есть, к кому прислониться…
- Тебе сколько лет?
- Ну, 25…
- По образованию кто?
- Ну, специалист по туризму…
- Не нукай, не запрягла! Ты работала по специальности? Сколько? Где?
- Ой, ну… извини… не работала.
- Да еще и отсидела. Кому ты нужна, кроме родителей? Да и им… им главное – тебя замуж выдать; а кто тебя, сидевшую, возьмет? – заплакала, ну это ничего, это лучше ей для понимания… чуть подождем…
- Да не реви! – встряхнуть за руку, о, осмысленный взгляд появился. – Теперь слушай. Я тебе предлагаю возможность выбраться отсюда и начать новую жизнь, где тебя никто не знает.
- А на что жить будем? – вот и голосок прорезался, хорошо, так держать… только вот «будем»… значит, рассчитывает на совместную жизнь… пусть рассчитывает, там видно будет…
- До места доберемся и чего-нибудь для себя найдем. Не, если не хочешь – твое дело. Я-то проберусь – где рыбчиком, где зайчиком, а где и волчиком. А вот как ты будешь?
- Вить, ну зачем ты так… мы же с тобой вместе… - о, вот и секс со щекоткой подействовал…
- Хорошо, когда вместе. Тогда слушай меня внимательно… - и Виктор изложил Ирине свой план.

0

23

… Ворон вышел из ресторана «Удача» и сел в «Гелендваген». «Положенное отдал, теперь и расслабиться можно… Надо на Строителей ехать, к 30-му дому, там девочки дай бог…» С этими мыслями он начал выезжать из «аппендикса» - так называли дорожку около «Удачи». Но, как всегда, на дороге была пробка. «Включить все огни и погудеть пару раз… о, какой-то лох тормознул… газ… кто там справа… что за баба кидается под колеса?.. Твою мать, вот уродка – мелкая, пухлая, куртка какая-то засаленная… чего ей надо?»
- Стойте! Стойте!! – Ирина кинулась к «Гелендвагену» и начала стучать в стекло.
- Куда лезешь, нищета! Я подаю только по пятницам, а сегодня среда!
- Слушайте! Вас хотят убить!
«Так, а вот это уже интересно…» - Кто хочет?
- Мой муж! Он меня приревновал! Я работаю здесь, в институте по исследованию музеев… - Ирина легла животом в оконный проем машины и активно размахивала руками.
Виктор в это время, подъехав поближе к «Удаче», сказал Юнусу «Жди меня здесь», вышел через левую заднюю дверь и пошел в сторону «Гелендвагена» Ворона. Зайдя за грузовик, он резко присел на корточки, достал из-под куртки пчак и дальше передвигался в полуприседе.
Ворон заинтересовался ситуацией – на что и был расчет. Ира, не садясь  машину, пудрила мозги Ворону – о муже, о ревности, о смерти… Виктор увидел, как Ворон перегнулся через сиденье и открыл дверь Ире – садись, мол, расскажи подробнее. Два рывка – и Виктор уже у «Гелендвагена», и пчак у горла Ворона…
- Тихо, птица! Хочешь жить – делай, что Я скажу! Мне тебя кончить – как посрать! Медленно открывай левую заднюю дверь… выдерни блокиратор, чучело! Отлично. Ира, садись… Открывай дверь и садись, в зад тебя! Обыщи его!
Ира достаточно профессионально обыскала Ворона и отдала Виктору Глок, запасную обойму и тычковый нож.
- Предусмотрительный, падла? Ничего, и не такие бывали… Пристегнись… Теперь езжай… - Виктор назвал адрес, по которому Ворон ездил во время наблюдения за ним.
… Приехали.
- Слышь ты, Карабас ;))) Не в обиду, братское сердце, борода у тебя… такая… ;))) Сиди спокойно и подчиняйся нам. Отдай бабе ключи… Умница. Теперь так. Я выхожу, ствол у меня. Потом выходите вы одновременно. Я тебя беру под руку – не боись, я не петух, тебе не в падлу будет. Вместе идем к лифту, баба впереди. Заходим в лифт и едем к тебе – какой там этаж у тебя?
Вышли, прошли через подъезд, идут к лифту…
- Только помни – не на тот этаж нажмешь, тут тебе и пи***ц. Если не ту квартиру откроешь – снова пи***ц. И вообще – чего не так сделаешь… ну, ты понял, да?

0

24

Пока ехали в лифте, Ворон решил найти контакт с грабителями.
- Слышь, братан, ты хоть обзовись – кто ты есть… Ты не на того наехал, отвечаю…
Виктор улыбнулся – как оскалился.
- Шакал я. Слышал про такого? – Виктор намеренно использовал ту свою кличку, которая была в ходу у братвы. «Оборотня» он придумал сам, и в нужные моменты представлялся именно так, но он знал, что братва Н-ска знала его как Шакала. «Красный Дракон» - это для Братства, и иных подобных людей.
- Шакал… Да уж слышал. Это не ты у Папы в Н-ске доктором Айболитом работал?
- А если и я?
- Значит, про тебя тему прогнали – валить, как только увидишь… - тут лифт остановился и все вышли на площадку. Виктор тряхнул стволом:
- Открывай дверь!
Ворон открыл дверь коридора, а затем и дверь квартиры. Они зашли внутрь, и Виктору бросилась в глаза большая… нет, двуспальной это назвать было сложно… трехспальная кровать. Все остальное соответствовало представлению бандита средней руки о роскоши – белые с золотом цвета;  всевозможные гнутые части мебели, украшенные резьбой по дереву; мягкая велюровая мебель… в общем, все как всегда. Виктор кивнул Ворону:
- Диктуй, где у тебя нычки.
- Я-то продиктую, только не на того ты наехал. Найдут и заставят вчетверо отдать… а если еще только всем жопу подставишь, за счастье считать будешь.
- Слушай, Карабас… - Виктор улыбнулся правой стороной лица, - если будешь еще вые***ся, я тебе сделаю «вестпойнтский квадрат». Знаешь, что это такое? Это 4 пули в живот. Потом мы быстро осмотрим твою хату, расковыряем все, что следует, возьмем все, что найдем, подожжем ее и уйдем. А ты можешь делать все, что хочешь. Реально, братан!
- Значит, ты точно Шакал. – Ворон нахмурился, потом кивнул головой. – Ладно. Банкуй, плесень! – его лицо передернулось. – Одна нычка под батареей…
- Погоди, ласковый! Для начала так: делаешь то, что я тебе говорю. И без глупостей! Подошел к стене, встал на колени, нагнулся… ниже, урод! Ага, отлично!.. завел руки за спину и стоишь так смирно! Ириш, выдерни у него из брюк ремень и свяжи ему руки! А теперь говори!
Ира сделала все как следует, и Виктор ненадолго задумался – а только ли ее пацан у нее что-то ныкал? По ходу, она сама участвовала в его «делах» - вон как сноровисто вяжет руки, да и по словам Карабаса хату чешет – только в путь… Но тут Ира начала приносить содержимое «нычек» - несколько пачек долларов и евро, какие-то бумаги в прозрачных «файлах»,  «Стечкин» с двумя запасными обоймами, - и выкладывать все это на журнальный столик.
Рассовав деньги по карманам и заткнув «Стечкин» за пояс сзади, а обоймы положив в карманы, Виктор стал себя чувствовать значительно лучше. «Теперь бы его… того… нас он видел, имена знает…» Пистолет в руке Виктора стал подниматься, пока не уперся в затылок Карабаса. Указательный палец стал выбирать слабину спускового крючка… но тут в дело вступили Додревние Силы.
- Теперь так… - Виктор не узнал своего голоса, какое-то карканье, - встал, разделся, лег в кровать на спину, и не шевелиться! Не ссы, трахать не буду! Делай, что сказано!
- Слышь, Шакал, хочешь кончать – кончай здесь, я никуда не пойду!
- Карабас… - Виктор достал левой рукой из кармана тычковый нож, пальцами отстегнул клапан, двумя движениями сбросил ножны, подошел к Ворону, сильно ткнул его лезвием в ягодицу – Ворон дернулся. – Ты хочешь с разорванной сракой помереть? Или все-таки жить не опущенным? Если первое, так я тебе эту штуку прямо в очко вгоню, вместе с рукоятью, а дернешься – станешь тяжелее на 18 грамм! – Виктор засмеялся, точнее – загоготал; сочетание букв «ге-ге-ге» лучше всего описывает его смех в этот момент. – Давай, работай!

0

25

Виктор отступил назад; Ворон не без труда встал, несколькими движениями скинул с себя одежду, прошел к кровати и лег на нее, распластавшись, как морская звезда.
- Ир, иди сюда, - Виктор, не отводя "Глок" от Ворона, махнул головой, и Ирина, до этого стоявшая у журнального столика, подошла к нему. "Грамотно", - отметил Виктор мимоходом, - "линию огня не перекрывает...".
- Ну чего еще?
- Иди на кухню, возьми там ножницы или, если ножниц нету, большой нож. Потом идешь сюда, выдергиваешь из-под него простыню, режешь ее и привязываешь его к ножкам кровати.
Ира мотанулась на кухню - Виктор при этом держал пистолет у головы Ворона - и вернулась оттуда значительно раньше, чем Виктор рассчитывал. В руках у нее был моток веревки.
- Вить, там у него уголок, я откинула крышку у скамейки, а там это лежит, - Иринин голос звучал радостно, - это подойдет?
- Конечно, подойдет. Привязывай его к ножкам кровати, а потом иди сюда.
Ирина сделала все, как Виктор сказал, и подошла к нему. Виктор нагнулся к Ирининому уху.
- Теперь так, Ириш - раздеваешься, возбуждаешь его, трахаешь его и... Я тебе подскажу, что еще...
- Ты чего, Вить, - о, вот и голос прорезался, - я же с тобой... я не могу... ты чего, в натуре?
- Тогда валю обоих. Тебя будет немного жаль, а его - нет, но вы оба меня видели. Выбирай - но осторожно. Но выбирай... В глаза! В глаза мне смотреть!!!
Ирина, неосознанно повинуясь последним словам Виктора, вздернула голову... лучше бы она этого не делала... Это был не он. То есть... как не он... одежда, обувь, тело... это Виктор... но глаза... Она вспомнила - такие глаза были у него в их первую встречу, в гостиничном номере, когда она чудом осталась в живых. Да и голос... так мог бы говорить... краем прошло воспоминание - ей 5 лет, она на даче у бабушки; она решила пойти в лес, и с ней увязался Тузик - бабушкин пес, выше ее ростом; она каталась на нем по двору, тянула его за шерсть, за хвост, трепала его по-всякому; и в лесу из-за дерева вышел какой-то человек, улыбнулся ей, протянул руку... а Тузик рванулся вперед, отбросил ее себе за спину и зарычал, и шерсть у него на загривке встала дыбом... человек тогда убрал руку, сморщил лицо и ушел, а Тузик взял ее зубами за руку, сжал  и потянул в сторону дома... "Тузик, только на задних лапах...", - мелькнуло в голове Ирины.
- Поняла, дева? Делай!
Ирина механически стала скидывать с себя одежду, и когда осталась обнаженной, она подошла к Ворону и взяла его мужское достоинство в руку.

Отредактировано Robert (2014-09-05 23:33:22)

0

26

- Гандон ему надень! Не хватало еще его ублюдков тут… - Ира наклонилась к сброшенной одежде, достала из кармана джинсов презерватив в упаковке, привычным жестом разорвала ее зубами и надела ее содержимое на член Ворона, а затем принялась двигать ладонью верх и вниз, держа большой палец на головке члена. Через минуту член Ворона заполнил презерватив, и Ира уселась на Ворона верхом, встав на колени и начала двигаться.
- Слышь, Шакал, это чего такое? – Ворон, видя, что прямо здесь и сейчас его убивать не будут, решил уточнить ситуацию.
- Если ты решил меня ублажить, то знай – я на такие штуки не ведусь. Мне, по-хорошему, минет бы нужен, да такой, чтобы я сильно кончил…
- Извини, братское сердце, у меня пацанка правильная, у хозяина была, срок по концу отмотала, как человек; не соска, не двустволка – так что бери, что есть… А теперь, красавица, щекочи его, как я тогда! Давай, пальцами работай – живот, ребра, подмышки! Чередуй движения!

- Ты чего… а-ха-ха… зачем… ха-ха-ха-ха… да так я…ха-ха-ха-ха-ха-ха… тебе… хе-хе-хе… щас я…мать твою… ха-ха-ха-ха-ха…
Ворон бился, пытаясь вырваться. Ирина повернула голову в сторону Виктора, и в ее глазах сочетались непонимание ситуации и стремление угодить. Виктор, не убирая пистолет от головы Ворона, наклонился и подергал веревки – они не поддавались.
- Продолжай, красавица! Или стреляю! А ты принимай ее ласки! В этой жизни ты не почувствуешь ничего более крутого, чем это! – Виктор улыбнулся – или оскалился – кто знает, кроме него? – Давай, делай! Делай! А я помогу! – голос Виктора вновь изменился и стал похож на рычание.
Он убрал пистолет за пояс, наклонился к кровати и положил руки Ворону на виски. Ворон хохотал, не в силах выговорить хоть слово, бился в такт щекотке, но Виктор удерживал его голову, а потом сместил руки на его грудь.
- Красавец, шевелись, шевелись… веселится и ликует весь народ… а на воле весна, воздух давит на грудь… чтобы жизнь улыбалась волкам – не слыхал, зря мы любим ее, однолюбы – а у смерти красивый, широкий оскал и здоровые, крепкие зубы…
Ирина не останавливала щекотку, Ворон продолжал биться в попытках вырваться из пут, но вот его лицо начало наливаться кровью, глаза стали выкатываться из орбит, а Виктор продолжал напевать:
- Тяжелым басом гремит фугас, ударил фонтан огня – а Боб Кеннеди пустился в пляс – Какое мне дело до всех до ва-а-а-а-ас, а вам до меня… Еще, Ириш, еще! Пальцы глубже! Еще глубже! Шевелись, корова траханная!

Ирина хотела воспротивиться, и вскинула голову, чтобы послать Виктора далеко и надолго – но увидела глаза Виктора… и пропала в них… она увидела бескрайнюю степь, где трава шевелится под ветром, лежат шары из травы, и иногда встречаются черепа – коровьи, конские, человеческие… а ветру все равно, он летит по степи, гнет траву, сдувает эти шары, гонит их по степи, пролетает через глазницы черепов, уходит вдаль… и кроме травы, шаров, ветра и черепов в степи ничего нет… не было… и не будет… и она останется там, если не будет делать то, что ей сказано… она почувствовала себя такой… мелкой, незначительной… откуда-то пришли слова: «Человек в Степи подобен перекати-полю – ветер гоняет его по Степи, пока не закатит в яму»… она встряхнулась, как собака после купания и продолжила щекотать Ворона. А Виктор… он как вампир… навис над Вороном… и что-то делает... шевелит руками… колдует, не иначе… вот и Ворон меняется в лице…

Ворон рванулся вправо, затем влево, вскинулся верх, побледнел, но его глаза продолжали выкатываться наружу, как будто он хотел быть похожим на рака, и вот Ирина ощутила под пальцами холод… и внутри себя она тоже ощутила холод… «А он не кончил…» - мелькнула у нее мысль, но, повинуясь инстинктам, она спрыгнула с него. Член Ворона с надетым презервативом еще покачивался – это было ее самым ярким воспоминанием о том дне.
Виктор встряхнулся, убрал руки от Ворона и подошел к ней.
- Ну что сказать – хорошо сработано, милая! Теперь одевайся и валим отсюда!
- Погоди, Вить, он что… умер?
- Нет, блин, пляшет в сауне с бл… под Верку Сердючку! Валим, я сказал! – и Виктор, держа Ирину за руку, подтолкнул ее к одежде, грудой валяющейся на полу.
- Шевелись, дева! Ментов хочешь дождаться? Тогда сиди здесь, а я сваливаю!
- Не, Вить, я с тобой! Только это… зачем так спешить?
- За печкой, в зад тебя! Шевелись, кукла, сказано было! Трусы надень, чучело! – и Виктор, ухватив Ирину за руку, потянул ее из квартиры.

Отредактировано Robert (2015-01-08 03:37:48)

0


Вы здесь » Форум Tickling in Russia » Литературные игры » Ролевая игра "Пещера"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC