Форум Tickling in Russia

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Tickling in Russia » Литературные игры » Литературная переработка ролевой игры "Пещера"


Литературная переработка ролевой игры "Пещера"

Сообщений 141 страница 143 из 143

141

- Слышь, Шакал, это чего такое? – Ворон, видя, что прямо здесь и сейчас его убивать не будут, решил уточнить ситуацию.
- Если ты решил меня ублажить, то знай – я на такие штуки не ведусь. Мне, по-хорошему, минет бы нужен, да такой, чтобы я сильно кончил…
Виктор внимательно посмотрел на Карабаса и оскалился:
- Извини, братское сердце, у меня пацанка правильная, у хозяина была, срок по концу отмотала, как человек; не соска, не двустволка – так что бери, что есть… - и обратился к Ире:
- А теперь, красавица, щекочи его, как я тебя тогда! Давай, пальцами работай – живот, ребра, подмышки! Чередуй движения!
Ворон немедленно отреагировал на Ирины ласки:
- Ты чего… а-ха-ха… зачем… ха-ха-ха-ха… да так я…ха-ха-ха-ха-ха-ха… тебе… хе-хе-хе… щас я… мать твою… ха-ха-ха-ха-ха…
Мужчина бился, пытаясь увернуться от щекотки. Ира повернула голову в сторону Виктора, и в ее глазах сочетались непонимание ситуации и стремление угодить. Виктор, не убирая пистолет от головы Ворона, наклонился и подергал веревки – они не поддавались:
- Продолжай, красавица! Или стреляю! А ты… - Виктор обратился к Карабасу, - принимай ее ласки! В этой жизни ты не почувствуешь ничего более крутого, чем это!
Виктор улыбнулся – или оскалился – кто знает, кроме него? – и вновь обратился к Ирине:
- Давай, делай! Делай! А я помогу! – голос Виктора вновь изменился и стал похож на рычание. Эдэх-Илдэх вновь рвался на волю, и Виктор решил ему помочь.
Он убрал пистолет за пояс брюк сбоку, наклонился к кровати и положил руки Ворону на виски. Ворон хохотал и, не в силах выговорить хоть слово, бился в такт щекотке, но Виктор удерживал его голову, а потом сместил руки на его грудь. Виктор почувствовал волну тепла и начал говорить, постепенно переходя на пение:
- Красавец, шевелись, шевелись… веселится и ликует весь народ… а на воле весна – па-па-ра-па, воздух давит на грудь… чтобы жизнь улыбалась волкам – не слыхал, зря мы любим ее, однолюбы – а у смерти красивый, широкий оскал и здоровые, крепкие зубы…
Ирина не останавливала щекотку, Ворон продолжал биться в попытках вырваться из пут, но вот его лицо начало наливаться кровью, глаза стали выкатываться из орбит, а Виктор продолжал напевать:
- Тяжелым басом гремит фугас, ударил фонтан огня – а Боб Кеннеди пустился в пляс – Какое мне дело до всех до ва-а-а-а-ас, а вам до меня… Еще, Ириш, еще! Пальцы глубже! Еще глубже! – чувствуя, что Эдэх-Илдэх не получает достаточно «корма», Виктор вспылил:
- Шевелись, корова траханная!

0

142

Ирина хотела воспротивиться, и вскинула голову, чтобы послать Виктора далеко и надолго, но увидела глаза Виктора – и пропала в них. Как-то разом она оказалась в  бескрайней Степи, где небо нависает над землей, трава шевелится под ветром, лежат шары из травы, и иногда встречаются черепа – коровьи, конские, человеческие. А ветру все равно, он летит по Степи, гнет траву, сдувает эти шары, гонит их по степи, пролетает через глазницы черепов, уходит вдаль… и кроме травы, шаров, ветра и черепов в Степи ничего нет… не было… и не будет… и она останется там, если не будет делать то, что ей сказано.
Ира почувствовала себя такой мелкой, незначительной… И она услышала слова, пришедшие ниоткуда: «Человек в Степи подобен перекати-полю – ветер гоняет его по Степи, пока не закатит в яму». После этих слов, произнесенных непонятно кем – голос какой-то средний между мужским и женским – она встряхнулась, как собака после купания, и продолжила щекотать Ворона. «А Виктор… он как вампир… навис над Вороном… и что-то делает... шевелит руками… колдует, не иначе… вот и Ворон меняется в лице…» - эти мысли проскакивали в голове Иры, но она продолжала двигаться на Вороне.
Ворон рванулся вправо, затем влево, вскинулся верх, побледнел, но его глаза стали выкатываться наружу, как будто он хотел быть похожим на рака. Ирина, опиравшаяся на его грудь, ощутила под пальцами холод… и внутри себя она тоже ощутила холод… «А он не кончил…» - мелькнула у нее мысль, но, повинуясь инстинктам, она спрыгнула с него. Член Ворона с надетым презервативом еще покачивался – это было ее самым ярким воспоминанием о том дне.
Виктор встряхнулся, убрал руки от Ворона и подошел к ней.
- Ну что сказать – хорошо сработано, милая! Теперь одевайся и валим отсюда!
Ира недоуменно посмотрела на Виктора:
- Погоди, Вить, он что… умер? – Виктор рассерженно фыркнул:
- Нет, блин, пляшет в сауне с бл… под Верку Сердючку! Валим, я сказал! – и Виктор, держа Ирину за руку, подтолкнул ее к одежде, грудой валяющейся на полу. Увидев ступор на лице девушки, Виктор решил обострить ситуацию:
- Шевелись, дева! Ментов хочешь дождаться? Тогда сиди здесь, а я сваливаю!
Ира, встряхнувшись, замотала головой:
- Не, Вить, я с тобой! Только это… зачем так спешить?
- За печкой, в зад тебя! Шевелись, кукла, сказано было! Трусы надень, чучело! – и Виктор, дождавшись, пока Ира оденется и обуется, ухватил ее за руку и потянул из квартиры.

0

143

- Здравствуйте, Сергей Михайлович! – Лена, улыбнувшись, кивнула преподавателю. Тот улыбнулся в ответ:
- Рад вас видеть. Как съездили? – требовательный, «учительский» взгляд, казалось, заставил тело принять стойку «смирно!». Лена не стала противиться этому невинному желанию и подтянулась:
- Отлично, Сергей Михайлович! Горы, пещеры, наскальная живопись… в общем, масса впечатлений! – приобретенный опыт не позволил Лене показать ни жестом, ни голосом, что поездка завершилась далеко не так, как она планировала.
- Лена, подскажите, а где Михаил Арнольдович? Он же поехал с вами… как он говорил – «пасти страждущие народы», хе-хе-хе! – Сергей Михайлович рассмеялся. Лена улыбнулась в ответ, и никто не сказал бы, что улыбка была вымученной:
- Ох, Сергей Михайлович… до Москвы мы добрались вместе, а там уж что он, как он… ей-Богу, не знаю! – рассмеявшись, она пожала плечами и добавила, с легкой игривостью:
- Он ведь уже взрослый мальчик, не так ли?
Сергей Михайлович, продолжая улыбаться, погрозил Лене пальцем:
- Распустили молодежь, да… В наше время – да чтобы кто-нибудь преподавателю об аспиранте такое сказал… - усмехнувшись, Сергей Михайлович продолжил:
- Елена, если вы с ним пересечетесь, я вас очень, - преподаватель выделил это слово голосом, - прошу напомнить ему: у меня есть для него статья – как раз по его теме! – Сергей Михайлович, увлекшись, уже обращался к Лене:
- Понимаете, в этой статье на архивных материалах доказывается, что Аркаим – это священный комплекс гуннов. А поскольку гунны не были арийцами по происхождению, то это буквально переворот в действующих исторических представлениях… - Сергей Михайлович, увлекся, и Лена была вынуждена его прервать, демонстративно посмотрев на часы:
- Сергей Михайлович, простите, но уже заканчивается первая пара… я и так опаздываю…
- Конечно, конечно! – Сергей Михайлович взмахнул руками. – Опаздывать нельзя! Извините, я вас и так задержал… - но Лена уже бежала по коридору со словами «Спасибо, Сергей Михайлович! Когда я встречу Михаила Арнольдовича, я обязательно передам ему, что вы просили его обратиться к вам!»
Завернув за угол, Лена остановилась отдышаться. Сдерживаясь, чтобы не вспоминать все аспекты поездки «Михаила Арнольдовича» - «Мишка, гад, на кого же ты нас бросил?!?!?!» - она пошла по коридору, восстанавливая дыхание. Проходя мимо дверей в аудиторию, она услышала:
- …  То есть вы хотите сказать, что мы не сможем открыть ничего нового? – «Задорный голосок… не иначе, как первокурсница… а что же препод?..»
- Барышня… - при звуках этого голоса Лена напряглась, - … вы не следите за моей мыслью… - «Да что же это? Неужели? Как он здесь оказался?» - мысли метались в голове Лены, а отлично знакомый ей голос, звучащий за дверью, продолжал:
- Мной было сказано: «На долю здесь присутствующих осталось лишь глубинное исследование открытых мест и имеющихся артефактов». Да вот, кстати, пример – специально для вас: археологи раскопали древнее городище. Один из них нашел берестяную грамоту и написал статью – мол, в таком-то веке нашей эры люди писали на бересте. А через несколько лет другой взял эту грамоту из архива, прочитал ее и написал другую статью – о том, что люди писали на бересте задолго до указанного первым археологом времени. И знаете почему?
- Нет… - девичий голос звучал уже не так уверенно.
- Потому что в этой грамоте использовались понятия, характерные для более ранней эпохи! Поняли, в чем разница?
- Поняла… - девушка резко сбавила тон.
- А вообще…, - продолжал известный Лене голос, -… но это строго мое личное мнение; самое непаханое поле в этом плане – это Южный Алтай и его пещеры. Вот подождите, - голос зазвучал… сложно описать… как будто в доме резко погас свет, отец зажег свечу, и дети собираются к источнику огня, и отец успокаивает их, - будет у вас практика – я добьюсь, чтобы поехать туда конкретно с вашей группой, и показать, о чем там идет речь. Там же такая романтика!.. – тут зазвенел звонок, и аудитория наполнилась гулом голосов.
Лена, которую начала бить дрожь от звуков голоса преподавателя, прислонилась к стене рядом с дверями, ведущими в аудиторию. Двери открылись, и студенты побежали по своим делам – кто в столовую (благо была «кормовая» перемена), кто общаться с друзьями/подругами… но вот из аудитории вышла девушка, держащая в руках журнал. Ее глаза сияли принадлежностью к Истинному Знанию, и ее походка вполне соответствовала этому состоянию.
Первокурсница не сразу заметила Лену, преградившую ей путь. Щелчок пальцами перед девичьими глазами, толчок в плечо – и девушка, помигав несколько секунд, вошла в нужный ритм, чтобы Лена смогла к ней обратиться:
- Привет! Я сейчас на третьем курсе… и у меня с нашими ребятами возник спор. Подскажи, пожалуйста, как зовут вашего препода? - от осознания своей навязчивости Лена чуть было не поджала пальцы на ногах.
Первокурсница, обрадовавшись, что она может быть полезна девушке со старших курсов, радостно улыбнулась и спросила:
- Записывать будешь?
Лена, находясь в несколько шоковом состоянии от известности (для нее) услышанного ей голоса, услышав краем уха какие-то звуки, тряхнула головой и переспросила:
- Что ты говоришь?
Первокурсница слегка напряглась:
- Волков… Виктор… Антонович… - первокурсница произнесла это чуть ли не по буквам. Увидев, что Лена побледнела, девушка озабоченно спросила:
- Тебе плохо? – и, не увидев реакции, добавила, доставая мобильный телефон:
- Может, «скорую» вызвать?
Лена, придя в себя, похлопала девушку по плечу:
- Спасибо, ничего не надо. Душно здесь… да и дождь обещали… - первокурсница посмотрела на Лену с превосходством молодости, когда давление и прочие погодные атрибуты совершенно не играют роли. Лена спохватилась:
- Спасибо за ответ. Ты иди, если тебе надо… - последние слоги Лена произносила в пустоту – студентка, быстро кивнув, побежала в направлении, известном только ей. Лена, отойдя от дверей, присела на подоконник, пытаясь привести мысли в порядок. Вновь прозвенел звонок, студенты в коридоре потянулись по аудиториям, но Лена, так и не приняв решения, посчитала ненужным идти на занятия.
В ее голове бились две мысли: «Правда ли, что это он? И если это так – что делать?» Ответа на них у Лены пока не было.

Отредактировано Robert (2015-09-12 19:42:37)

0


Вы здесь » Форум Tickling in Russia » Литературные игры » Литературная переработка ролевой игры "Пещера"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC