Форум Tickling in Russia

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Tickling in Russia » Литературные игры » Литературная переработка ролевой игры "Пещера"


Литературная переработка ролевой игры "Пещера"

Сообщений 21 страница 40 из 173

21

Виктор, краем глаза наблюдавший за лагерем с начала разговора с Леной и Дэном, уже увидел, как куривший у костра мужчина взял на руки стоящую рядом с ним девушку и понес ее в палатку. Поэтому в ответ на последнюю фразу Лены он ухмыльнулся:
- Это который Вашу подругу в палатку понес? Ладно, поинтересуюсь... хотя, полагаю, придется немного подождать - как вежливый человек не хочу мешать возможному начальнику в такой момент, - Виктор подмигнул Лене и медленно пошел в сторону палаток, слыша женский хохот и визг, несущийся из одной из них, и поэтому стараясь при ходьбе поднять как можно больше шума. «На-а-армально дела у них поставлены!» - мысленно Виктор хохотал, как гиена. «Ночь, незнакомое место, у костра посторонний, единственный парень сидит у реки, спиной к лагерю, котелок моет - а начальничек в палатке с девушкой играется!» - Виктор негромко фыркнул. «Если возьмут - надо будет хотя бы какой-нить инструктаж провести... по ТБ, скажем… или по основам караульной службы…» Лена пошла за ним. Дойдя до костра, она уселась поближе к огню – одежду она отжимала, не снимая, а ночью все-таки было прохладно…
До ушей Михаила донеслись еле уловимое «му-ур-р» и одновременно чьи-то шаги. Он схватился за голову: «Б***! Что на меня нашло? Чуть девушку насмерть не защекотал, ещё связал при этом. Никогда со мной такого не было... И что будет? Она теперь ко мне близко не подойдёт…» Он наклонился к Даше, прижался кончиками губ к щеке, и заговорил умоляющим тоном:
- Прости меня, пожалуйста - первый раз со мной такое, я вообще так с девушками не поступал никогда, особенно, с теми, которые мне нравятся...
Михаил с надеждой смотрел в непонимающие глаза Даши и, сорвавшись на крик, - Чёрт! Ну, прости меня! Я не ТАКОЙ! - быстро развязал ей руки, осторожно растер места, где остались следы от верёвок, и прижал её кисти к своей щеке.
- Девочка моя, я никогда не навредил бы тебе. Подожди, сейчас ноги тебе освобожу.
Он быстро развязал ремень, заправил его в джинсы и не зная, что ещё сказать, вылетел из палатки, ненавидя себя за произошедшее, и практически лицом к лицу столкнулся с незнакомцем. Михаил, помня, что он здесь главный, не спеша поправил рубашку и сдул со лба чёлку.
- Добрый вечер. - Михаил стал внимательно рассматривать незнакомца.
- Добрый вечер и Вам, - незнакомец широко улыбнулся. - Я - местный житель, Виктор, вот пришел поинтересоваться - не нужны ли экспедиции рабочие? Обычно руководители археологических экспедиций считают, что время их подчиненных достаточно ценно, чтобы затрачивать его на такие мелочи, как приготовление пищи, разжигание костра и прочих мелочей для обустройства быта, - Виктор продолжал улыбаться.
- Естественно, при Вашем положительном решении работать в таком качестве хотелось бы не только из гостеприимства и любви к археологии… - Виктор взял небольшую паузу. Михаил молчал, продолжая смотреть на Виктора.
Тем временем Даша пробралась к выходу из палатки, вылезла из нее за спиной Михаила и понеслась к реке. Негодование затопило ее сознание. «Черт, да что же это такое-то? Когда не нравиться, на тебе, пожалуйста, еще и руки свяжем с ногами. А как только кайф ловить начала, так «Прости, девочка моя». Черт…»
Лена, сидя у костра сбоку от Виктора, с отвисшей челюстью наблюдала за шевелящейся палаткой, слушая хохот и взвизгивания Дашки, и совершенно забыла о незнакомце. «Вот гады!» - пронзила ее злая мысль, и она повернулась к Дэну, срываясь на крик:
- Дэн, тебя за смертью посылать! Давай уже котелок сюда! – и зло бросила в костер сушняк, найденный неподалеку. Презрительно окинув взглядом вылезающего из палатки помятого Михаила, она обратилась к Виктору:
- Послушайте, а вы часто бываете в пещерах? Вы могли бы стать нашим проводником.  А то наши московские карты сделаны абсолютно халтурно…
Увидев пулей вылетающую из палатки Дашу, Лена тяжело посмотрела ей вслед, после чего продолжила разговор:
- Ну, и если мы найдем что-нибудь ценное, можем и поделиться. Это по поводу оплаты услуг. Хотя пусть Мишка решает…
Взявший паузу Виктор повернул голову к Лене.
- Насчет пещер... Не скажу, что часто, но немного ориентируюсь. Да и лагерь можно было бы обустроить получше… - с легкой насмешкой в голосе сказал Виктор. - С удовольствием присоединюсь к вашей экспедиции.

0

22

Лена фыркнула.
- А чем, кстати, лагерь наш вам не нравится? Мы тут неделю от силы проведем. Не фундамент же под палатки делать?
- Ну, например, палатки не окопаны канавкой для стока воды. Вон там, - Виктор показал на вход в пещеру, - одиночная скала, а это также минус для месторасположения лагеря. Не говоря уж о том, что уборная у вас не оборудована... – Виктор усмехнулся. - Хлорку-то хоть привезли с собой? – Виктор вновь повернулся к Михаилу.
В это время к костру вышел Дэн.
- Вот, принес, - он отдал Лене чистый котелок с водой и подошел к Михаилу.
- Чего вы там делали? До реки хохот и визги доносились… А хотя, наверно, не мое дело… - Дэн слегка стушевался.
Михаил оглядел поляну и увидел, что на ней собрались уже все. При последних словах Виктора его лицо стало каменным.
- Лена права, наш лагерь обустроен вполне нормально - здесь нам помощь не требуется, а вот если у Вас есть карты пещер, это нам бы помогло. – Михаил нервно выдернул из пачки сигарету и закурил.
- Заплатить сразу я не могу, но когда за нами приедут, то смогу. Сколько Вы хотите? – Он отшвырнул сигарету, не докурив и до середины.
- Может, перейдём на «ты»? Эээ... ну... вы тут подумайте над тем, что я сказал, а мне надо отлить… - после этих слов Михаил бросился к реке. Пробегая мимо Дэна, Михаил бросил ему:
- Вот насчет «не твое дело» - первый раз ты в точку попал!
Лена знала – чтобы успокоиться, надо чем-то себя занять. Вспомнив, что незнакомцы – незнакомцами, а есть хотят все, она поставила котелок на землю, набрала из лежащего рядом мешка картошки и начала ее чистить, бросая очищенные клубни в воду. Постепенно ее мысли успокаивались.
Виктор проводил «начальника» взглядом и мысленно ухмыльнулся: «Начальник, как же! «Нас на бабу променял» - еще когда пели…хотя и исторически неправильно - на самом деле воспеваемая сцена была обрядом жертвоприношения речному богу. Так чего делать?» - мысли Виктора стали переходить в практическую плоскость. «Карты... карты-то есть, атласные, две колоды. А насчет оплаты «потом»... кто за ними приедет? И когда? И увезут ли их отсюда? И что они тут делают? Явно ведь не спецы в этом деле - значит... либо тут ничего важного, либо действительно молодняк сам по себе прискакал, приключений захотелось. У «старшего» что-то под курткой сбоку выпирает - и никак не мобила. Так чего решать? Соглашаться на карты, а потом смотреть, что надыбают, брать и уходить? А куда? А с ними что? Забрать пушку у старшего и зачистить всех - можно. Да хоть и ночью без пушки - травки тут растут… разные, да и камни свободно лежат. Охрану-то они не ставят. А потом что? За мелочь кровью пачкаться да в беглых ходить? Не резон. А был бы крупняк - не таких бы прислали, да и охрана была бы нормальная. Ладно, подождем. Глядишь, и удастся чего спроворить…» и обратился к Лене:
- Карты... надо поискать, где-то были. Вижу, шеф Ваш еще до-о-олго у реки пробудет, - и насмешливо подмигнул. - Так я завтра зайду - например, к Вам в гости? Пригласите? – доброжелательная улыбка не сходила у Виктора с лица все это время.

0

23

Тем временем Михаил быстро шел вдоль русла реки. Увидев вдали силуэт сидящей у реки Даши, он сбавил шаг, а затем остановился совсем. «И что мне теперь делать? А если она плачет? Я вообще не умею успокаивать плачущих девушек! Пусть лучше она изобьёт меня или обругает последними словами...» - с этими мыслями Михаил подошел ближе к сидящей девушке и наклонился к ней:
- Даша... нам надо поговорить.
… Рысь, отлежавшись в своем логове (задняя лапа все еще немного ныла), вновь вышел на охоту – превращения отбирали уйму энергии. Но когда, пройдя к реке, он увидел парочку у ручья, гнев и желание отомстить смешались с чувством голода. Рысь остатками человеческого разума попытался успокоить свою жажду крови: «я добрый…  добрый… добрый…», и даже издал несколько тихих звуков – рмяф, рмяф, - чтобы сбросить напряжение. Немного успокоившись, он забрался на дерево над тропой, чтобы было удобнее наблюдать за двуногими сверху.
Над рекой и поляной «парил» еще один наблюдатель – Дух. «Затосковала девочка, кажется. Гм, не переборщил я с ее купанием? Как бы ей настроение-то поднять? Ладно, придумаем что-нибудь. Интересно, что это чучело на дереве делает? Неужто охотиться затеял? Ну-ну…»
Дэн, видя бурную деятельность Виктора, решил обозначить себя как второго человека в экспедиции:
- Заходите, заходите... Карты… две… пригодятся. И нет ли у вас какого-нибудь ружья, ну или пистолета – а то мы вчера видели мужика странного в пещере. Такой и убить может. Деньги у меня есть, я могу сейчас оплатить, - Дэн гордо выпятил грудь и полез куда-то во внутренний карман куртки.
Виктор подошел к Дэну и с насмешкой в голосе сказал:
- Молодой человек, Вам так нужно мое присутствие? Кстати, об оружии... отойдем подальше… - он отвел Дэна от костра и понизил голос: - Можно найти... а шесть тысяч рублей найдется? За патроны отдельно... ну, скажем, рублей по 70 за штуку, в коробке 25 штук. Устроит?
Дэн тоже понизил голос:
- Смотря за какое оружие. А какое у вас есть?
- Обрез охотничьего ружья МЦ 21-12.
http://s6.uploads.ru/t/AsDtb.jpg
- Беру, и две коробки с патронами. А это напрокат или я покупаю? – сострил Дэн.
- Ну, если я продаю… - не остался в долгу Виктор. – Только с собой нет, завтра принесу. ОК? – он похлопал Дэна по плечу, и они вернулись к костру.

0

24

Лена дочистила картошку, повесила котелок над костром, присела рядом на бревно и задумалась, в ожидании, когда вода закипит: «Итак, Ватсон, что мы имеем? Дашка с Михой с головой ушли в романтику. Кто б сомневался! Дэн как типичный маменькин сынок при деньгах будет занят чем угодно, только не поисками научных сокровищ. А этот местный... странный тип. Лагерь не такой, уборной нет... Тоже мне Ростехнадзор! Явно что-то вынюхивает... Надо ночью спрятать статуэтку подальше…» - при этой мысли она незаметно ощупала потайной карман под рубашкой.
«Ах, да-а-а-а... У нас еще есть сумасшедший диггер и подросток-оборванец. И ни одного нормального парня! Угу. Именно в такой компании я и мечтала провести эту учебную практику! Охренеть!»
…Даша, убежав из лагеря, сидела на берегу реки и теребила в руках маленькие камушки. «Дура, какая же я дура, в городе мне проблем с извращенцами мало, так еще и здесь нашла. Дура. Самое интересное, что мне самой начало это нравиться под конец. Завелась я, что ли? Да, по ходу я сама становлюсь извращенкой. Дура, блин».
Михаил подошел ближе к сидящей девушке и наклонился к ней:
- Даша... нам надо поговорить… – и сел рядом с ней.
- Курить будешь? – Михаил протянул Даше пачку сигарет.
- Давай… - нехотя сказала Даша, взяла сигарету, прикурила и затянулась:
- Чего пришел? Опять поиздеваться?
Михаил собрался с силами и сказал почти шепотом:
- Руки сильно болят?
Даша громким голосом выплеснула свою злость:
- Жить буду! Но недолго… такими-то темпами!
Михаил продолжил в той же тональности:
- Готова меня выслушать?
Даша кивнула, не выпуская сигареты изо рта:
- Говори.
Михаил некоторое время помолчал, собираясь с мыслями.
- Только не перебивай меня, пока я не скажу тебе всё. Ладно? Ты мне очень нравишься, понравилась с самого начала... хотелось заботиться о тебе, оберегать от всего. Попросил тебя сегодня подежурить, чтобы побыть с тобой наедине. – Михаил глубоко вздохнул.
- Когда мы вышли из пещеры, у меня было ощущение, что я накурился или что-то вроде того... как опьянение какое-то, но не как от алкоголя. Когда ты замёрзла я хотел согреть тебя, ну, может поприставать, но совсем чуток, но когда я коснулся твоей кожи, мне вдруг страшно захотелось тебя пощекотать, а тут ты ещё дернулась… - Михаил сделал паузу.
- Пойми, - продолжил он, - я НЕ САДИСТ, со мной вообще такое впервые. Я обещаю, что больше не подойду к тебе даже на метр, только прости меня - это было какое-то затмение…
При этих словах Михаил вдруг поймал себя на мысли, что ему снова хочется щекотать Дашу долго и мучительно, и чуть не застонал от этого в голос, но овладел собой и задал Даше главный вопрос этого разговора: - Так ты простишь меня?
Даша бросила окурок и прочистила горло.
- Ты понимаешь... Не то чтобы мне особо плохо было… В конце мне даже понравилось, но сам факт того, что ты способен был связать меня и мучить, ужасает. Сегодня это щекотка - а что завтра? В общем, забыли.
Слова Даши про то, что ей даже понравилось, ошарашили Михаила: - Тебе понравилось? Правда?!
Но следующая ее фраза – «… но сам факт того, что ты способен был связать меня и мучить, ужасает…» заставила его передернуться, и Михаил почти закричал:
- Говорю же тебе - в нормальной жизни я на это не способен, я никогда не мучаю девушек, особенно если они мне нравятся... – Михаил сделал паузу. – Нет, не забыли, мне нужно, чтобы ты простила меня. Клянусь, я больше никогда не буду мучить тебя - это пещера что-то сделала со мной!
Михаил придвинулся к Даше поближе и с надеждой в голосе зашептал ей в самое ухо: - Скажи, тебе правда понравилось что-то из того, что я делал? Что?

0

25

В ходе этого разговора Дэн и Виктор вернулись к костру. Виктор закурил и стал прохаживаться по лагерю, казалось, что-то мысленно прикидывая, а Дэн подошел к костру и, присев рядом с Леной, улыбнулся:
- Плохое настроение, м-м?
Лена поморщилась.
- А какое может быть настроение, когда приходится самой и костер разводить, и котелок вешать и ужин варить и... – она присмотрелась к спорщикам у реки, - ... я так чувствую, придется еще и дежурить сегодня.
Дэн посмотрел в ту же сторону и помотал головой:
- Нет, они сегодня вдвоем дежурить будут, я чувствую. Тебе помочь? Что мне сделать?
Лена фыркнула:
- Ага, в палатке у Мишки. Вот спасибо! В то время как здесь и четвероногих, и двуногих интересующихся полно. А ночью их будет в три раза больше. Нет уж, сегодня дежурю я! И если мне хоть что-то не понравится, учтите, перебужу весь лагерь! – она внимательно посмотрела на Дэна.
- Хочешь помочь? Открой банку с тушенкой, положи в картошку и перемешай, только не соли, я уже. Скоро будет готово. Я на речку за сушняком и водой для чая.
Лена встала, взяла небольшое ведерко и направилась к орешнику, растущему неподалеку. По пути она обратилась к Виктору:
- Послушайте, Виктор, вы местную археологию хорошо знаете? Не могли бы вы посмотреть несколько фото из пещеры?
Виктор улыбнулся в ответ:
- С удовольствием. Кое в чем я разбираюсь, так что, как придете – показывайте!
Проходя мимо «сладкой парочки», Лена презрительно отвернулась.
Дэн сделал все, как велела Лена, и, сказав себе «Так-с…», повернулся к речке,  крикнул: - Миш, Даш, есть будете? Скоро готово будет! – и так же громко обратился к Лене:
- Лен, у нас кофе есть? А то я, может, тоже подежурю… - но он не получил ответ на этот вопрос.
Услышав крик Дэна, Михаил заботливо обнял Дашу за плечи:
- Ладно, скажешь, когда созреешь... Пойдём, нас там обыскались уже. – и заботливым тоном добавил: - Есть хочешь?
Между тем Лена спустилась к речке и набрала в ведерко воды. Убедившись, что ее никто не видит, Лена вынула статуэтку из потайного кармана, завернула ее в какую-то тряпку, спрятала сверток в кусты, придавила его большим камнем и... отключилась. В чувство ее привела вода.
- Ай! Ой! Да тьфу ты... Ха-ха-ха! А! О черт!
Она с удивлением обнаружила себя сидящей на камне и болтающей ногами в воде. Водоросли обвили ее ступни и, шевелясь от потоков воды, щекотали ее между пальцами.
- Да что же это?.. – Лена вскочила, начала отряхиваться от водорослей и... увидела в своей правой руке статуэтку. Она задумчиво засунула статуэтку обратно в потайной карман. «Нет, определенно, мы чего-то надышались в пещере. Никогда я не грохалась в обморок. И уж точно не ходила в таком состоянии... Надо поговорить с ребятами!»
Михаил и Даша, которую он взял за руку, пошли к костру. Рысь, пропустив парочку, спустился с дерева и пошёл к речке. Напившись, он вернулся к лагерю и стал наблюдать за людьми.

0

26

Лена села у костра, сняла с огня котелок и повесила над костром ведерко, предварительно засыпав туда крупнолистовой чай. Достав из мешка алюминиевые миски, она стала накладывать в них картошку с тушенкой из котелка и раздавать сидящим у костра студентам. Лязг ложек заглушил на поляне все ночные звуки, и Рысь, почувствовав запах, облизнулся и даже высунулся из своей засады, но потом пошел спать – чтобы не нервировать себя видом и запахом недоступной еды. Пока студенты ели, вода в ведерке закипела. Миски были сложены в одну кучу, а ложки хорошенько облизаны, и Лена начала раздавать такие же алюминиевые кружки с налитым в них чаем. Студенты брали сахар из пачки, кидали его в кружки и размешивали. Попробовав чай, и с недовольными возгласами убедившись, что кружки обжигают губы не хуже, чем сам чай, все отставили кружки в сторону, дожидаясь, пока те остынут. Тут Лена решила рассказать всем о произошедшем с ней, и уселась поудобнее около костра:
- Гхм... Ребята, не знаю, заметили вы или нет, но с нами что-то не так... Может, это свежий воздух так подействовал, может, поход в пещеру... я не уверена... Но мы себя ведем как-то неадекватно. И... я только что грохнулась в обморок на речке, – и мысленно добавила: «И эта статуэтка не хочет, чтобы ее бросали! Кажется, я схожу с ума...»
Виктор, все это время бродивший по лагерю, наконец отвлекся от своих мыслей и, увидев, что все уже в сборе, в том числе и Лена, со смущенной улыбкой подошел к костру:
- Ох, простите, проклятый склероз! Впрочем, оно и неудивительно - работа с детьми и... другими детьми, у которых уже кое-где свои дети пищат… - Виктор забавно сморщил лоб, - все надо держать в голове. Так что Вы говорили насчет фото?
Лена с надеждой поглядела на Виктора:
- Вы учитель, так ведь? У кого еще могут быть такие манеры в такой глуши? – с этими словами она улыбнулась Виктору, достала фотоаппарат из рюкзака и протянула Виктору:
- Присядьте, пожалуйста, хотите картошки? И вот, гляньте, что мы наснимали! Рисунки довольно необычные. Я в справочниках таких не встречала. Может это новодел? Ну, знаете, чтоб туристов привлекать? Хотя, насколько я читала, эта пещера не пользуется спросом у туристов. Слишком сложная и малоизученная…
Краем глаза Лена заметила рысь у реки: «Опять эта зверюга! Надо быть осторожнее на реке!».
Виктор присел рядом с Леной.
- Благодарствую, с удовольствием угощусь...
Он достал из кармана складную комбинированную ложку с вилкой, открыл нужный прибор, пододвинул к себе котелок и начал выскребать оставшуюся там картошку, перемешанную с тушенкой, со вкусом ее поедая. Разговор он, однако, не прерывал:
- Совершенно верно, я учитель. По крайней мере, по специальности, - прожевав, Виктор скорчил смешную рожу. – Насколько я могу научить местных детей - это вопрос сложный, и ко мне мало относящийся. Я могу дать им общее представление о том, что является базой для поступления в ВУЗ - или, как минимум в колледж, - доев, Виктор облизал ложку, сложил ее и, спрятав инструмент в карман, протянул руку в сторону Лены. Та дала ему фотоаппарат.
Виктор погонял взад-вперед кадры, отснятые Леной в пещере, и задумчиво сказал:
- Ну, что… Это не новодел - у Вас хорошая вспышка, с ее помощью зафиксированы все сколы. Предыдущие экспедиции - еще в советские времена - радовались, видя, очевидно, эти рисунки. Они приобретали самогон в деревне, - Виктор усмехнулся, - и в процессе пьянки кричали: «За неандертальцев!» Вы сами понимаете, какая тут акустика, - с усмешкой Виктор махнул рукой в сторону скал.

0

27

- Насколько я помню, тут была Священная Пещера - здесь проводили обряды инициации; по крайней мере, так доказывал местным ребятам (среди которых был и я) начальник экспедиции году так... э-э-э... в 1987. Правда, он был не совсем в себе, но... что у трезвого на уме, то у пьяного на языке, хе-хе… Он еще что-то говорил о диссертации, о том, что он добьется признания в ученом мире...
Мысли же Виктора блуждали совершенно в другом направлении. «Вот так вот, да? Нашли что-то? Хорошо, действуем по принципу «а что нам, кабанам - пое***, да под дуб!» Эх, вовремя подвернулся мне этот учитель... даже пить как следует не умел... ладно, светлая ему память... Может, они сами найдут капище? А если нет - стоит помочь...»
Михаил сидел у костра хотя и сытый, но это не настраивало его на спокойный лад. Мысли его вращались вокруг сложившейся ситуации. Со стороны реки он услышал шорох – «судя по всему, рысь опять вернулась», и скосил глаза на аборигена. «Не нравится мне этот парень, строит из себя потомка графа, в нём явно что-то не так, надо будет Ленку предупредить, чтобы не очень ему доверяла»… Краем уха он услышал слова Лены о пещере и своем обмороке и переключился на это. «Признаваться или нет? Чтобы меня потом остальные меня садистом-насильником-убийцей считали? Пожалуй, пока промолчу, но защекотать кого-нибудь хочется также яростно…». Пораскинув мозгами, Михаил поймал себя на мысли, что обсудил бы проблему со щекоткой, но, пожалуй, довериться здесь можно только Лене. Поэтому он решил воспользоваться своими правами начальника экспедиции.
- Так, народ, по-быстрому доедаем, моем посуду и спать. Я сегодня буду дежурить, поэтому можете спать спокойно.
Лена с самого начала экспедиции не ощущала Михаила как старшего, «тренера» - если пользоваться сленгом иных социальных групп. О Дэне в этой роли Лена даже и не думала. Находясь в незнакомом для нее месте, в непонятных – с её точки зрения – условиях, она подсознательно искала «опору», строго противоположного пола, с которой она могла бы чувствовать себя защищенной. Виктор, пусть местный и непонятный, излучал доброжелательность и уверенность в себе, поэтому Лена проигнорировала требования Михаила:
- Понятно. Хорошо, что не новодел. Я уж забеспокоилась... Вообще-то мы довольно далеко ходили. Не похоже, чтобы там побывало много народу, хотя… - Лена вспомнила сумасшедшего диггера, - … тут я тоже не уверена. Меня другое беспокоит. Похоже, что карты наши врут. Михаил вон несколько раз правил их, хорошо, краска с собой была, а так точно заблудились бы. – Лена скривилась.
- Может, у вас найдется что-то более современное? Или пойдемте завтра с нами в пещеру, покажете, где бывали вы?
Михаил, видя, что его требование нарушают, решил вмешаться в разговор. Ослепительно улыбнувшись, он повысил голос:
- Утро вечера мудренее, давайте вы все сейчас в люлю, а завра всё обсудим. Лагерь, ОТБОЙ!
  Понимая, что Виктор не принадлежит к его группе, он обратился к нему отдельно:
- И, Вы меня извините, но нам с Леной нужно срочно кое-что обсудить, если уважаемый джентльмен не против.
Даша, кивнув головой, залезла в палатку, а Дэн, смущенный отсутствием интереса к нему, ушел от костра, направляясь в сторону пещеры. Присев на камни около пещеры, он ощутил некое странное чувство… как будто хочется кого-то защекотать… Раньше Дэн никогда такого не ощущал, поэтому он смутился.
Виктор понял Михаила – действительно, время уже позднее, да и не стоит портить отношения с возможным начальством, когда уже приблизительно обдуман план действий, поэтому в ответ на требование Михаила Виктор кивнул:
- Нет вопросов, уважаемый! Действительно, время позднее, спать пора…
Виктор легко поднялся с места и ушел домой, напевая под нос: «Тяжелым басом гремит фугас...» По дороге домой Виктор долго думал, обмусоливал ситуацию с разных сторон, прикидывал так и эдак, но в итоге остался при прежнем мнении: как пойдет - так и пойдет. Надо ждать. Придя домой, он разделся и завалился спать, заведя будильник на 5 утра - надо карты принести, да и оружие парню обещал…

0

28

В лагере Лена, проводив взглядом уходящего Виктора, собрала всю грязную посуду и обратилась к Михаилу:
- Миш, помоги мне донести все это до речки, а то я рухну от такой тяжести. Да и рысь тут крутится. Пушку захвати.
Михаил согласно кивнул и, проверив пистолет, взял у Лены посуду со словами «Не бойся, я с тобой» и махнул головой в сторону реки:
- Пошли.
Придя к речке, Михаил положил посуду на землю и обратился к Лене.
- Слушай... мне не очень нравится этот Виктор с манерами средневекового рыцаря - дешёвый трюк, согласись. Он слишком приветливый, и как-то нарочито навязывается в попутчики, и сразу заговорил о деньгах. Короче, он подозрительный. А поскольку я тут за безопасность отвечаю, то не стал бы брать его завтра в пещеру. Он там ориентируется лучше нас, в то, что он даст настоящие карты пещеры, я не верю. Что думаешь?
Михаил посмотрел на Лену в ожидании ответа, но вдруг его снова настигло «затмение», в голове появились мысли о щекотке. Он примял высокую траву и бросил на неё свою куртку, чтобы Лена могла сесть.
- Садись, вытяни ножки, ты сегодня очень устала, я умею делать расслабляющий массаж ступней - тебе понравится, а ты пока подумаешь над тем, что я сказал.
Лена задумчиво пожевала губами и села на предложенную куртку, глядя в одну точку.
- Даже не знаю, Миш... С нашими картами мы заблудимся с такой же вероятностью, как и с этим «Сусаниным». Только какой ему резон нам вредить? Ему деньги нужны. А вдруг и правда что-то ценное найдем. И мы не зря здесь пробудем, и местным антикварщикам чего-нибудь сгодится… Что? Массаж? Ага, давай… - Лена няла кроссовки и вытянула ноги.
Михаил неторопливо снял с Лены носки, и некоторое время просто согревал её ступни своим дыханием, затем начал нежно разминать одну ступню двумя руками:
- Давно не видел таких красивых ступней - такие изящные, с ровными пальчиками и такими кругленькими пятками… - говоря это, Михаил взял в руки другую ступню и стал проделывать с ней то же самое.
- И кожа нежная, приятно трогать. Откинься совсем, ляг полностью на куртку и расслабься. Ну как? Мне говорили, что у меня хорошо получается … - с этими словами Михаил продолжал делать массаж.
Лена продолжала размышлять о завтрашнем походе в пещеру. От действий Михаила она медленно повалилась навзничь и так расслабилась, что смогла произнести только «Кайф…». Перед глазами ее раскинулось бездонное вечернее небо.
Однако Михаилом руководил не альтруизм и желание помочь уставшей подчиненной… «Блин, вот они перед тобой - так хочется щекотать и щекотать! Только бы она не заметила моего желания…» Он одной рукой взял ногу Лены за щиколотку, а второй начал тихонько щекотать ступню. Ножка Лены слегка задергалась, но Михаил взялся за щиколотку чуть сильнее и продолжил наращивать темп щекотки, щекоча уже более сильно. Мысли Михаила скакали, как белки по деревьям: «Боже… какой кайф…  связать бы ещё обе ступни, тогда я мог бы сесть ей на ноги, чтобы она не вырвалась…».
От усталости Лена, продолжая смотреть в небо, не сразу сообразила, что с ней происходит что-то… неправильное, не соответствующее никаким видам взаимоотношений между начальником и подчиненным.
- Ай! О-о-о-у-у! Хха-ха-хай! Ай! Что это? Что ты делаешь? Мь-хи-хи-хшка-а-а-а! Прекрати сейчас же! – выкрикивала Лена вперемешку со смехом, продолжая лежать на куртке Михаила.
Михаил улыбнулся.
- Потерпи немножко, лёгкая щекотка ступней очень хорошо снимает стресс – гарантирую, - и продолжил с самым серьёзным видом:
- Но лучше всего, если щекотать одновременно обе ступни. Тебе будет тяжеловато, поэтому предлагаю соединить обе ступни моим ремнём - не бойся, штаны с меня не свалятся, - он подмигнул Лене.
- Давай, я тебе всё-таки грамотно стресс сниму - потом ощущение будёт улётное - заснёшь, как младенец.
«Затмение» в мыслях у Михаила не заканчивалось; он движением одной руки расстегнул ремень на своих джинсах, рывком выдернул его из петель и быстро связал им Ленины ноги.
«Отлично! Передо мной пара беззащитных ножек, можно поиграть!»
У Михаила окончательно «сорвало крышу», он практически не контролировал себя. Михаил начал двумя руками щекотать Лене ступни, от лёгкой щекотки практически сразу перейдя на более жёсткую.
«Эх, хорошо, что вчера не было времени ногти на руках постричь - так процесс будет для неё более мучительным…» - Михаил ухмыльнулся. Он смотрел на извивающуюся от щекотки Лену и говорил со всей добротой в голосе, на которую был в данный момент способен:
- Терпи, это такой вид терапии, считай, что ты в кабинете у доктора…
Спать Даше не хотелось, и она, услышав, что Михаил и Лена ушли на реку, вылезла из палатки и уселась у костра, задумчиво глядя в огонь. «Вот ведь блин, извинился, и что с ним теперь делать? Вроде как и он неправильно поступил, и я ничего плохого в этом не увидела, понравилось даже. Какие страсти в этой глуши». В этот момент она услышала громкий смех со стороны реки и тяжело вздохнула:
-М-да... Понятно все с тобой, Михаил...

0

29

На берегу реки события развивались в непонятном направлении.
Лена, еле дыша от смеха, сумела перевернуться на живот; от нехватки воздуха и постоянного напряжения мышц руки-ноги ослабли настолько, что у нее не получалось даже ползти по-пластунски:
- Ф-ф-фу-у-ух-х... Миш! Хва... О-о-ох-х-х... Пусти, у меня даже сил нет злиться…
«Затмение» Михаила закончилось внезапно – так же, как и началось. Он развязал Ленины щиколотки, кое-как взял себя в руки и, как ни в чём не бывало, обратился к Лене:
- Сеанс как раз закончен. Чувствуешь лёгкость во всём теле? Отдохни пока, полежи, а я посуду помою… - и, собрав с земли миски, ушел к воде. Оттуда понеслись плеск и скрежетание – миски Михаил явно оттирал речным песком. Через некоторое время он вернулся к Лене, бросил условно чистые миски на траву и заботливо спросил Лену: - Отдохнула? Хорошо себя чувствуешь? – а затем наклонился к ней и протянул руку:
- Сможешь встать сама или помочь? – Лена доверчиво протянула руку Михаилу.
Михаил помог Лене встать, и тут его пронзило осознание случившегося сегодня. «Я творю что-то невообразимое, я медленно, но верно схожу с ума. Зря я не верил, что в пещерах обитают демоны. Да, в меня вселился демон... Я опасен для окружающих. И, как ответственный здесь за безопасность, могу сделать только одно…»
Не обращая внимание на Лену, стоящую рядом с постепенно расширяющимися глазами, которые наполнялись недоумением и подступающим страхом, Михаил достал пистолет, разрядил его, выщелкнул из обоймы все патроны, кроме одного, бросив остальные в речку, после чего вставил обойму в пистолет, снял оружие с предохранителя, поднял оружие на уровень головы, уперев ствол в висок, и, постояв так несколько секунд,  нажал спусковой крючок.
Дух, наблюдавший эту картину, насмешливо «фыркнул». «Хе! Ну, чего-чего, а перекосить патрон в стволе для меня - как не фиг делать!» Сухо щелкнул курок, но выстрела не последовало.
Михаил почувствовал, что он что-то забыл. Его взгляд упал на по-прежнему стоявшую рядом Лену. Та неуверенно усмехнулась, но в ее глазах не было и тени насмешки. «Осечка? Даже удачно... девушки не должны этого видеть…» Он быстро перешел речку вброд и прошел до конца поляны. Остановившись у кучи сухостоя, Михаил засунул пистолет в рот и снова нажал на спуск. На этот раз осечки не было, и ночную тишину разорвал короткий звук выстрела. Тело Михаила, покачнувшись, сложилось как складной нож и повалилось на траву. Пистолет, выпавший из руки трупа, упал на сухостой. Кусок нижней челюсти, оставшийся от головы Михаила, отлетел в сторону от тела.
Желание защекотать кого-нибудь у Дэна постепенно прошло, да и ночная холодная сырость вкупе с комарами этому способствовали, и он вернулся на поляну. Подойдя к костру, Дэн увидел сидящую у огня Дашу и в свете последних событий сразу же задал ей вопрос:
- О, Даша! Чего одна? Где Миша?
В этот момент Дэн и Даша услышали звук выстрела, донесшийся от реки. Даша недоуменно завертела головой, а Дэн вскочил и повернулся в сторону звука:
- Кто там стреляет?! Неужели Миша, а может, в него? – с этими словами Дэн побежал к реке. Добежав, он увидел Лену, стоящую босиком на траве. Он выкрикнул:
- Лена! Кто стрелял? Где Миша?
В это время Лена, некоторое время боровшаяся с головокружением, увидела подбегающего Дэна и обратилась к нему:
- Дэн... ты... не спросил у Виктора, где он живет? Мне кажется, нам нужна его помощь...
- Зачем? – в сложной обстановке, когда надо быстро решать и делать, Дэн не успевал отслеживать события и начинал, что называется, «тормозить».
Лена раздраженно выкрикнула:
- Не задавай дурацких вопросов! Так знаешь или нет?
Дэн удивленно посмотрел на Лену:
- Ну, вроде село здесь недалеко какое-то…
Лена села на куртку Михаила и нетерпеливо начала надевать носки и кроссовки.
- Сходи за Дашкой, скажи ей... нет, ничего не говори. Просто позови прогуляться до деревни, - обувшись, Лена встала, собрала в кучу посуду и сложила ее в кусты, после чего, вспомнив, в какую сторону уходил Виктор и прикинув направление, пошла в сторону деревни.

Отредактировано Robert (2015-10-02 23:49:08)

0

30

Рысь не успел еще как следует заснуть, как вдруг услышал звук выстрела. «Что такое?» - Рысь вылез из своего логова, пошевелил ушами, принюхался и пошел на звук.
Перейдя реку, Рысь вдруг почувствовал густой запах свежей крови, и кисточки на его ушах затрепетали, а короткая шерсть встала дыбом. В ночи он увидел труп без головы, лежащий около куч сухостоя. Рысь подошел поближе и принялся обнюхивать мертвеца, борясь с желанием откусить кусочек – сегодня он так ничего и не поел; но остатки человеческого разума победили. «Нет… уходить надо… не удержусь…» За рекой Рысь услышал голоса и инстинктивно прянул вперед, наткнувшись на лежащий на сухостое пистолет. Конкретно это оружие Рысю знакомо не было, но запах от него шел такой же, как от длинных железных палок, с которыми двуногие ходили в лес, и из которых вылетал огонь, убивающий зверей и птиц. Рысь однажды сам чуть не попал под выстрел, а в другой раз ему удалось вытащить из реки сбитую охотником утку – ту унесло в камыши, и отчаянно матерящийся охотник не смог ее достать. Рысь фыркнул и, осторожно взяв в зубы пистолет, унес его к своему логову, оставшись там.
Из лагеря вернулся Дэн, таща за руку полусонную Дашу со словами: «Пошли по деревне погуляем!» Та ворчала и жаловалась на жизнь. Другой рукой Дэн остановил Лену.
- Так куда делся Миша? Зачем нам идти в деревню?
Лена вздохнула.
- Ушел Миша. Оставил нас одних. Я теперь генерал, - и с этими словами она ускорила шаг.
Дэн никак не мог включиться в ситуацию, или, как говорят в определенных кругах, «всосать тему».
- В смысле ушел? Ты можешь не говорить загадками?
Лена посмотрела на Дэна как на идиота, и вдруг копившееся в ней напряжение прорвалось наружу слезами; она начала размазывать их по лицу.
- Дэн, ушел  - означает ушел. Вообще. Совсем. Его больше с нами нет. И никогда не будет. Понятно тебе или нет?
Выдернув из потайного кармана статуэтку, Лена сунула ее Дэну под нос.
- Это все она, Дэн!!! Она сводит нас с ума! Еще скажи, что ты ничего не чувствуешь! Даш, скажи ему! На нас на всех что-то нашло. Затмение какое-то. И... я пыталась избавиться от нее... и не смогла. Она нас не отпустит, народ. Мы все последуем за Мишкой, если ничего не придумаем. Поэтому я и хочу поговорить с Виктором. Он абориген и все тут знает, а если не знает, то догадывается... Я, конечно, не верю в магию, но... я верю своим глазам, - убрав статуэтку назад, Лена пошла в сторону деревни.
Дэн решил кое-что уточнить у Лены:
- Он... умер... так труп его надо найти... похоронить по-человечески. Он же православный?
Лена не отозвалась, и Дэн с Дашей, недоуменно переглянувшись, решили пока воздержаться от дальнейших вопросов и комментариев и потянулись за ней.

0

31

Виктору не спалось. Он всячески пытался уснуть, но... что-то его беспокоило. Повидав в своей жизни всякое, он верил и в предчувствия, и в интуицию, и в сверхъестественное... В общем, оставив попытки заснуть, он встал, оделся и вышел на улицу. Закурив на лавочке, он начал легкую медитацию - пытался понять, что же не так. И вскоре пришел к выводу - туристы и лагерь. Нервозность их «главного», его отстраненность от своих спутников, серьезность и задумчивость девушки, с которой он разговаривал, да и общая аура места - в общем, Виктор не очень бы удивился, узнав, что у туристов что-то случилось.
«Как минимум – огнестрел», - думал Виктор. «Как максимум - что-то они в пещере сделали не так. Ну правильно, откуда им знать, ЧТО там? Я вот знаю... а толку? Самому туда не подобраться... точнее, можно, но сначала кто-то должен проложить Путь. И не один «кто-то»... Был у Адольфа в Братстве чувак из этих краев, много рассказывал - Власть, Сила, прочее в том же духе. Может, и послали бы экспедицию, да вначале решили Папу скинуть - а своих сил, казалось, хватало. Казалось... Ладно, я хоть живой. Но к делу.
Если огнестрел - наверняка сюда прибегут; а кого они еще тут знают? Вызывать милицию? Проблематично. Во-первых, тутошний участковый если кого и ловит - то в основном розовых слонов, - Виктор мысленно ухмыльнулся, - по вполне понятной причине. Во-вторых, начнут копать - могут заинтересоваться мной. Валить отсюда? А куда? Ни документов, ни адресов... В принципе, есть карточка Адольфа - можно в Москву смотаться... а там что? Нужен ли я? Выведут в расход, и все дела - как-никак, Братство-то по моей милости исчезло... хотя я и хотел совсем другого. Ладно, не о том.
Уговорить их - пока не трепыхаться, а самому пойти с ними в пещеру? Это было бы идеально... если согласятся. А если испугались? Смоются, и все. Не надо бы так...» Виктор отбросил бычок и вновь закурил. Голова работала как многоядерный процессор, перебирая варианты.
«Если что-то не так в пещере... тогда и огнестрел, и все остальное вполне может быть. Тот парень, от Адольфа, что-то такое тоже рассказывал – «кровь призывает кровь, выживет самый стойкий, кто не устрашится нового... отжившее уйдет само, новое пробьет дорогу... первое знание будет испытанием, за все надо платить...» как-то так. А вот, кстати - рысь какая-то интересная там была. Ошивалась днем в открытую у лагеря - раз. На меня внимания не обратила - два. Непуганая? Вряд ли. Тут столько экспедиций было, да и местные, бывало, туда забредали. Правда, ничего положительного это им не принесло…» - губы Виктора незаметно сложились в улыбку.
«Может, это тоже знак? Может, только... не общались мы с кошками. Летучая мышь, волк... было такое дело. А рысь как угощать? Да и насколько материален Страж? Нет, воплотиться он может во что и в кого угодно, но делает он это по ситуации. Обычно он помогает тем, кто искренне чего-то хочет. Неужели и в этот раз помог? Ну, ящик водки он, конечно, не сбросит с пихты, а загнать в мозг схему самогонного аппарата и рецепт приготовления водки из кедровых шишек – вполне… Что-то я опять отвлекся.
Значит, пока так: я - легенда прежняя, пещера - без подробностей, вкратце рассказать им, что там может быть. Если пойдут - я с ними. Если нет...» - Виктор затянулся, сплюнул от боли в губах (огонь уже дошел до фильтра), отбросил окурок в пыль.
«По уму надо тогда либо их чистить и оставлять в лесу - либо мне сразу после них сматываться отсюда. Потому что тогда Алтарь останется ненайденным. А вот милиция вполне может мной заинтересоваться. И тогда...» - Виктор зябко передернулся.
«Ладно, не будем о грустном. Значит, надо их уговаривать. Посмотреть, чего они хотят. И тогда уж... На худой конец, карточка Адольфа всегда при себе - до Москвы уж как-нибудь доберусь. А там... может, по пути чего-либо попадется, да и в Москве - не факт, что сразу кончат. Может, их заинтересует это место? Решено, так тому и быть».
Виктор расслабился, повертел головой, прислушался... «Стоп. А что это за шум со стороны горы? Вон и молния сверкает… Дождь, что ли, натягивает? Нехорошо, день потеряем, в дождь спелеологи в лагере сидят, в пещеру не ходят…»

0

32

Лена по дороге в деревню раз десять рассказывала ребятам, как Мишка со стеклянными глазами достал пушку из кобуры и выстрелил себе в висок… Как она услышала щелчок и увидела удивленные его глаза, как посмеялась над ним, думая, что это такая шутка… Как потом он, не сказав ни слова, бегом перебежал речку и скрылся в чаще, как она услышала настоящий выстрел... Слезы не унимались, заодно из носа у Лены потекло. В очередной раз высморкавшись, Лена попыталась себя успокоить: «Ленка, чтоб тебя, успокойся, блин! Вытри сопли, мамы тут нет, и никто это не оценит! Давай уже! Вернись в реальность!» Это помогло Лене немного прийти в себя, и она постепенно настроилась на спокойный лад.
Приблизительно через двадцать минут пути студенты подошли к деревне. Лена начала прикидывать, как бы сразу найти дом Виктора, не привлекая к себе внимание его односельчан, а возможно – и милиции.
«Так, этот «учитель» хоть и деревенский, но в своем уме и вряд ли живет тут в нищете. Надо искать самый приличный домишко. Благо их тут не больше двух десятков». Лена, стоя на единственной улице, вглядывалась в ночь, рассматривая стоящие с двух сторон дома. Дэн с Дашей стояли сзади и молчали.
«Угу, и что мы ему скажем? Ну да, про Мишку надо сказать. Думаю, не стоит сразу бежать в милицию. А про статуэтку? Про щекотку? Будет ржать над нами, это точно... Ну и пусть. Лишь бы выход подсказал».
Возле единственного дома с горящей лампочкой на крыльце студенты увидели неподвижно сидящего на лавочке мужчину. Лена повернулась к Дэну и прошептала:
- Эй, Дэн! Это не он? Ни черта не видно!
Лена, Дэн и Даша подошли ближе к сидящему. Лена вновь повернулась к Дэну и Даше:
- Так, ребят, говорить буду я, ладно?
Дэн прошептал Лене на ухо:
- ОК, разговаривать будешь ты…
Все трое подошли уже вплотную к сидящему с закрытыми глазами мужчине.
- М-м-м-м... Виктор? Виктор, проснитесь, это мы!
Виктор повернул голову на голос.
- О, Елена! – Виктор заулыбался и перевел взгляд на ребят.
- Дэн? Даша? – Виктор всмотрелся в их лица, и улыбка исчезла с его лица. - Что случилось? И где ваш старший? Что-то у вас лица... нехорошие. С чем пришли?
Пока Лена собиралась с мыслями, Дэн не стал молчать.
- Он... Миша... короче, он умер... застрелился, как я понял, да, Лен? – Дэн полуобернулся к Лене, ища у нее поддержки своим словам, а затем снова к Виктору. - Только вот непонятно, почему...
Лена подумала: «Вот ведь морда! Рта раскрыть не дал. Ну да ладно, все равно не знаю, с чего разговор начать...»

0

33

Виктор нахмурился.
- Вот так вот, да? – он о чем-то задумался, затем кивнул головой.
- Ну что ж, я догадываюсь о причине. – Виктор поджал губы.
- Не скажу, что я очень сильно переживаю о его гибели - меня как-то мало волнует все, что происходит не со мной либо не из-за меня. Отсюда - убедительная просьба: не устраивать переполох и не пытаться многократным повторением с разными интонациями - в том числе и грозными - внушить мне мысль, что его гибель является чем-то страшным. Он выбрал свой Путь... – с этими словами Виктор достал из кармана куртки пачку сигарет и закурил, - или Путь, подсказанный ему кем-то. Эта пещера - непростое место.
Он затянулся, выпустил дым, и, не вставая, повернулся к Лене.
- Елена, насколько я понимаю, Вы взяли на себя полномочия старшего? Прошу Вас... и всех остальных - пойдемте в дом. Такие вещи следует обсуждать под крышей - как минимум, меньше посторонних ушей. Как максимум - если обсуждение продлится долго - можно поесть и отдохнуть. Ваши спутники нервничают, как я вижу. Полагаю, присесть и выпить чаю будет необходимо... для Вас также. Прошу всех в мой дом!
Виктор встал с лавочки, бросил окурок в банку из-под зеленого горошка, повешенную на заборе за изогнутую крышку и сделал приглашающий жест в сторону калитки в воротах.
Дэн, никогда не страдая избытком скромности, обогнал Лену и прошел в калитку сразу вслед за Виктором со словами «Да, в доме будет лучше...».
- А кстати, как там с оружием? – спросил Дэн, уже переступая порог дома и явно желая войти.
Виктор остановил Дэна, подождал, пока пройдут Елена с Дашей, параллельно общаясь с Дэном тихим голосом:
- Ты для начала старшего пропусти, ласковый. Да и к тому добавить - слишком тихо ты про оружие сказал, герой, - Виктор нехорошо прищурился.
- Надо на улицу выйти, воздуху побольше в грудь набрать и сказать, так уж сказать!!! Чтоб и на горе услышали!!! Не все еще знают, что я тебе ствол-то пообещал - вот ведь незадача какая, скажи, пожалуйста!!! – сарказм в словах Виктора был ощутим прямо-таки на материальном уровне, его можно было мазать, как масло на хлеб.
В ходе разговора Виктор оттеснил Дэна во двор, и продолжил на том же уровне громкости:
- На будущее имей в виду - если есть у тебя преимущество перед остальными, так и не надо остальным об этом знать. А то скажут «ствол детям не игрушка» и глаза серьезные сделают - и отдашь ты оружие, как миленький! А дело-то по-серьезному заворачивается... Без волыны в тайге никуда.
Он повернулся к Дэну лицом, закрывая сцену разговора спиной от остальных, чуть наклонился - для лучшей слышимости, и включил в разговоре режим «Бен Эйсли», по-другому называющийся «отец – военный»:
- Или ты не понял еще - здесь не компьютерная игра, засэйвиться не выйдет? И родители не отмажут, если что. Далеко они - вот незадача-то! Кончилась песочница, понял, мальчик? Уголовный Кодекс начался! Несанкционированные раскопки, незаконное владение огнестрельным оружием... чем дальше в лес - тем толще партизаны! Кто последний, тот отец - слышал про такое правило? А ты, дурилка плюшевая, - Виктор сплюнул, - на всю деревню про ствол орешь. А посидеть за это не хочешь? Или за соучастие в убийстве? Я вот лично - нет. Так что имей в виду - держись меня, если что. Подруги твои - не местные, да и явно знают мало и не то. Толку тебе от них не будет, если до серьезного дела дойдет. Но и ты... смотри у меня! Чтоб лишнего слова не сболтнул. Знаешь, как люди говорят? «Промолчи - за умного сойдешь». Вот здесь та же песня.
Увидев нахмуренные брови и напряженное лицо Дэна, Виктор сменил тон, добавил убедительности в голос, по ходу дальнейшего разговора стал широко улыбаться в нужных местах, однако громкости не прибавил:
- Да я ж не в обиду тебе, братское сердце. Тут просто серьезные дела заворачиваются, ну я и решил тебя предупредить - вижу, хороший парень, хоть и не местный. Жаль будет, если за чепуху по полной ответит. А то и в камеру за другого пойдет. Не дело это, правда ведь? Так что - пока молчи и слушай. Если что захочешь узнать - потом ко мне подойдешь, маякни сначала. Я тебе все растолкую. А теперь пойдем в дом - вроде все уже зашли.

0

34

Лена не спеша прошла в дом, услышала краем уха вопрос Дэна «А кстати, как там с оружием?» и подумала: «Ох, Дэнни-бой, еще тебя тут с пушкой не хватало! Придется, наверное, и мне попросить что-нибудь у этого Бута. Страшновато тут становится. Потом в Москве в ментовку сдам. Сейчас вроде за добровольную сдачу ничего не бывает. Скажу - нашла в экспедиции…» и обратилась к Даше:
- Даш, я, пожалуй, расскажу Витьку этому все как есть. Врать как-то нет настроения... – Даша согласно кивнула.
Виктор с Дэном зашли в дом после всех. Девушки стояли в «прихожей».
- Пожалуйста, проходите... – вновь пригласил Виктор.
- Прямо за занавески, прошу вас. Садитесь за стол, а я пока раскочегарю плиту. - Виктор улыбнулся и подмигнул присутствующим. Девушки прошли в комнату.
- Сейчас заварим чай... а для желающих есть и кое-что покрепче. – Виктор резко дернул Дэна за куртку, тот обернулся. Виктор сделал зверское лицо, Дэн понимающе кивнул и пошел за девушками.
- Но это - только если всем понадобится. Сам-то я не любитель... разве что по особым случаям... но кое-что есть, сам на кедровых орешках настаивал.
Пока Виктор возился на кухне и включал плитку и чайник, Лена, Дэн и Даша осматривались. Внутри дом Виктора не представлял собой ничего особенного, самая обычная изба. Хоздвор с уборной, сени, кухня, часть которой была отгорожена занавеской, русская печка. Судя по блеску из-за занавески, там было зеркало, а значит - умывальник. Около печки стояла застеленная железная кровать с шишечками. За занавесками - большая комната, «зала», как ее называют в деревнях. В центре залы тоже печка, часть залы (со стороны печной дверцы) также отгорожена занавесками. Три кресла по типу шезлонгов с деревянными ручками - привет из 1970-х годов. Тахта, тумбочка у окна. На тумбочке - видеодвойка «Шарп». Провод от антенны тянулся к окну и исчезал за рамой.
У стены, противоположной печке стоял сервант тех же лет, что и кресла. За стеклом - хрустальные рюмки, стопки, чашки с блюдцами... а вот и набор - фарфоровый графин с изображением Наполеона и 6 таких же квадратных стопок с портретами его маршалов. За графином - блюдо с копией картины «Солнце Аустерлица».
Несколько стеллажей с книгами – студентам были видны отдельные авторы и названия: Брем Стокер, «Служебное собаководство», «История холодного оружия», «Энциклопедия охотника», Иван Ефремов, «Искусство пивоварения в домашних условиях», «Легенды и мифы Алтая», А.О.Эксквемелин, Дэннис Джуд, Р.Ф. Делдерфилд, Г. Лавкрафт... Стены не оклеены обоями, видны бревна и мох, редкими местами свисающий из пазов. На стенах - картины. Лес, звери... Висят большие часы, явно на батарейках.
Рядом с сервантом, посреди комнаты стоял прямоугольный стол. На стене, рядом с ним, висела картина, несколько специфическая. Опушка зимнего леса, с одной стороны - небольшой обрыв, за которым виднеются яранги, с другой - тайга. Пейзаж на картине был поделен на две половины тотемным столбом с искусно вырезанными волчьими мордами; столб воспринимался как пограничный знак. Слева от столба - коленопреклоненные люди; судя по кухлянкам и малахаям - исконные жители Севера. Перед ними стоял шаман с бубном. Шаман легко опознавался по специфическому внешнему виду - та же кухлянка, тот же малахай, но они украшены ленточками, черепами мелких зверушек и пр. Шаман, судя по усталому лицу, закончил какой-то обряд. У столба, как раз в середине картины, как бы на границе двух миров, лежал связанный обнаженный парень; его мускулатура была выписана крайне тщательно. Справа от столба - волчья стая. Один из волков - черный - пытается рвануться к парню, но вожак - крупный волк - повернув голову, оскаливается на «нарушителя спокойствия».

0

35

Когда ребята ушли, на место трагедии переместился Дух. «Та-а-ак! Вот терпеть не могу, когда гадят «в моем доме», как сами люди говорят... Ну нафига, спрашивается?» Дух ощутил посторонние эманации и «прислушался» к ним.
«А-а, ясно... Под статуэтку попал, да не сдюжил. Н-да, у того колдуна, что ее создал и заклял, было оригинальное чувство юмора. Местами довольно мрачное... Ладно, как бы то ни было, а вот этого мне здесь не надо. Так, оборотень тут уже побывал... Жрать не стал, молодец, не забыл про свою вторую сущность. И ствол унес, тоже правильно. Но и  это надо убрать. Так, кто тут у нас поблизости…» Дух начал прощупывать окружающий поляну лес и вскоре нащупал несколько живых существ, подходящих для реализации его замысла.
«А ну-ка, Михайло Потапыч…» Из зарослей вышел бурый медведь, издалека почуявший запах крови. Расшвыряв завал в узком месте, и обнюхав тело, медведь ухватил его зубами и, закинув на плечо, унес в чащу.
«Та-а-ак... Теперь осколки его бестолковой головушки...» Два волчонка – тоголетка, разбуженные приказом Духа, на бегу периодически грызясь друг с другом, подхватили обломки черепа с остатками плоти, и убежали в горы на зов волчицы, не обнаружившей своих детей в логове.
«Ну вот, почти чисто...  Теперь…» Удар грома, и начался сильнейший ливень, смывший все следы произошедшего, и размывший звериные отпечатки до неидентифицируемого состояния.
«Ах, да, чуть не забыл…» Из леса вылетела также разбуженная Духом сорока, подхватила блестящую в лунном свете гильзу и улетела вглубь леса.
«Вот теперь все... Теперь статуэтку бы вернуть... Хотя... Можно и подождать».

Лена быстро оглядела деревенское жилище, и с наслаждением вдохнула запах деревянного дома. «О-о-о-о, крыша над головой! Наконец-то! Что-то мне под открытым небом неуютно в последнее время...». Ее взгляд пробежался по книжным полкам и уперся в странную картину; Лена почувствовала, как по спине пробежал неприятный холодок. Услышав слова Виктора про «чай и кое-что покрепче», Лена со словами: - Ага, можно и покрепче. Прямо в чай. А то зябко что-то..., - согласно закивала головой и села за стол с торца.
Виктор ее услышал.
- Ну что ж, для милых дам... – он достал из-под кухонного стола четвертную бутылку и принялся за дело. Сполоснул руки под рукомойником, расставил стаканы в подстаканники с изображением паровозов, выключил вскипевший чайник. Взял фарфоровый чайник с заваркой и налил «генеральский» чай: треть стакана заварки, треть стакана кипятка, треть «aqua vita» (так Виктор шутливо называл самогонку собственного изготовления). Рядом с чашками поставил полные стаканы с «aqua vita» - если кто захочет долить, и стал нарезать закуску: белый и черный хлеб, сыр, грудинка. Вынул из холодильника и поставил на поднос пакет с майонезом – «на общак», себе Виктор налил отдельно стакан чаю и стакан «aqua vita», нарезал три бутерброда, уложив закуску слоями, с учетом майонеза, пару секунд подумав, добавил банку с красными маринованными помидорами по собственному рецепту: уксуса больше, чем сахара. По мере готовности еда и жидкости размещались на подносе и постепенно выносились Виктором в залу. Последней была вынесена бутыль с «aqua vita».
Поставив поднос в центр стола, Виктор уселся с другого конца стола, прямо напротив места Лены, уложил руки на стол и слегка ссутулился.
- Ну, а теперь... полагаю, следует выпить, не чокаясь - за упокой души?

0

36

Рысь, превратившись в человека, сидел перед своим логовом, вертя в руках пистолет. «Да, был человек и нету, а жаль, хороший был парень… хоть и пугал меня вот этим, но с другой стороны правильно – у него же в лагере студенты». От поляны послышался раскат грома, Рысь повернул голову на шум. «Так, зачищают место, правильно». Взяв маленькую лопатку, которую называют еще «саперной», Рысь отошел от логова и закопал оружие. Вернувшись, он почистил лопату, положил ее в  схрон, разделся и, после нескольких минут тяжелых испытаний, превратился в рысь. Чувство голода боролось у Рыся с желанием сна, и первое победило, после чего Рысь отправился на охоту.

Тем временем в доме Виктора Лена залпом выпила предложенный чай, почему-то даже не закашлявшись, и неожиданно для себя сказала:
- Виктор, вы... может, мы на «ты» перейдем?
Виктор, выдохнув, отпил из своего стакана «aqua vita» где-то на треть и запил чаем.
- Согласен. Лен, насколько я понял, «командир» экспедиции погиб, и вы все терзаетесь мыслями - что делать дальше? Мое мнение - продолжать исследовать пещеру.
Дэн, отпивая чай, возмутился:
- Какая пещера?! Человек умер, кто знает, что нас там ждет. Может, там целое племя бешеных аборигенов... И потом – кто знает, что заставило Мишу убить себя. На нас тоже может найти какое-нибудь чувство, и скоро все мы умрем…
Даша, безразличная к происходящему после того, как из разговора Лены и Дэна узнала о смерти Михаила, механически отпила из стакана с «aqua vita» и закусила сыром.

Дух, очистив место смерти Михаила, переместился ко входу в пещеру.
«Так... Вопрос - когда я последний раз видел свиток с пророчеством? Ответ: в последний раз грязную тряпку с этим гоневом я видел  э-э-э... 550 лет назад, примерно... А где? А в пещере, ясен пень! Так... Его ныкал какой-то азиат... На пару с пра-пра (пра-много-раз) дедушкой этого пацана, сына последнего шамана... Ага…» Вспомнив место, где это было, Дух через некоторое время был уже там и читал свиток.
«Угу... Так...  Девушка с волосами как солнце... 6000 градусов на поверхности, что ли??? Смерть и кровь... Ну, этого везде до черта... Негодяй и ангел... Угу, за одним и тем же столом. Интересно, они сами понимали, что пишут? Впрочем, этому свитку 7000 лет... Вроде тогда столько не курили... Короче, не ясно - эти ребята, вроде и подходят под то, что тут накалякано, а вроде и кого угодно можно под это подогнать. Парень, правда, помер по своей воле... В отличие от всех предыдущих... Ладно, пока позволим событиям развиваться, как они хотят, хе-хе…»

0

37

В доме Виктора Лена достала из потайного кармана статуэтку и поставила ее на стол, не выпуская при этом из руки.
- Мы нашли это сегодня утром в пещере. Поначалу все было хорошо. Мы обрадовались находке, хотя... она как будто сама нам под ноги прикатилась. Понимаешь, там не было ни капища, ни древнего жилища... ничего. Она просто лежала под ногами. Мы и взяли... А потом... – Лена искоса взглянула на Дашу, - ...потом с нами стало происходить что-то странное. Нам всем... мы все... стали думать о щекотке. И не только думать... Ты не подумай чего. Мы не очень близко все друг друга знаем, но... это как затмение... очень хочется коснуться кого-то и... – на этом месте рассказа Лена правой рукой быстро вцепилась в ребра сидящего рядом Дэна.
Дэн от неожиданности вскочил, разлив при этом чай, ухватил Лену за руки,  повернул спиной к себе, и одной рукой удерживая ей руки, другой начал щекотать Лене ребра с криками:
- Я обжегся и промок! Ну, я тебя щас...
Лена зашлась смехом, краем сознания начиная понимать, что теперешнее состояние Дэна очень похоже на то, которое было у Михаила, когда тот – еще живой – взялся делать ей массаж ступней. От хохота она выпустила статуэтку, и та упала на бок.
- Дэн... Ха-ха-ха-ха-ха, прекрати-и-и-и-и-и, пусти-и-и-и-и-и, не на... – тут Лена ощутила, что щекотка ей дико нравится, и начала плакать сквозь смех – но не от удовольствия, а от непонимания происходящего. Ее ноги подкосились, и она упала на пол, сотрясаясь от хохота и повизгиваний.
Дух не оставлял наблюдений за студентами, и, сопоставив происходящее со своим опытом, он понял, где они могут быть. Через несколько секунд он уже наблюдал за происходящим в доме Виктора. «Та-а-а-ак! И тут уже все запущено... И они в хате у этого головореза... Хотя, надо сказать, закон естественного отбора он только подтверждает… Ну, посмотрим, что будет дальше».
Дэн, еще пару минут помучив Лену щекоткой ребер, отпустил ее руки и обратился к Виктору:
- Виктор, у вас есть полотенце?
Виктор в этот момент рассматривал статуэтку, поэтому ответа на свой вопрос Дэн не получил. Но, как ни странно, ему это и не требовалось. Желание пощекотать Лену не отпускало Дэна. Он, еле сдерживаясь, осматривал куртку и штаны, промоченные чаем.
Состояние Лены, проистекающее от столь необычных ощущений, а также от соединения полной безысходности и неограниченного кайфа, можно передать только словами «офигевшая в полный рост». Почувствовав небольшую передышку, она, не вставая с пола, повернула голову к Виктору и попыталась отдышаться.
- Вить, я... мы... - отдышавшись наконец, Лена продолжила:
- Я уж точно пойду в пещеру завтра... Отнести эту штуку обратно. Надеюсь, она «захочет» домой. Это невыносимо. А... вы не боитесь щекотки?
Ответ на свой вопрос она не успела получить, поскольку Дэн, которому надоело сдерживаться, аккуратно, но быстро нагнулся и, вновь заведя Лене руки за спину, прижал ее кисти коленом. Связав Лене ноги рукавами своей куртки, Дэн опять начал щекотать ей бока, придерживая ее руки скрещенными за ее спиной.
Лена завизжала:
- АААААААААААААА!!!!!! Уберите от меня этого ненормального... кто-нибудь!
Дэну хотелось разнообразия, поэтому он оставил бока Лены в покое, а вместо этого снял с нее кроссовки, носки, и начал водить пальцами по ее ступням – сначала нежно, потом все жестче и жестче. У Даши, наблюдавшей за всем этим, несмотря на ее безразличие, стали удивленно расширяться глаза.
Дух не задержался с выполнением просьбы девушки – со стола точно на Лену и Дэна упала бутыль с самогоном.
Воспользовавшись секундным замешательством Дэна, Лена выпуталась из его куртки и вскочила на ноги.
- Вить, ты чего? Я не просила убивать нас бутылкой... Теперь мокрые все. Но кажется... отпустило. Дэн? Ты как?
Облитый самогоном Дэн замер, а потом завертел головой с таким видом, как будто он пребывал где-то совершенно в другом месте, а сейчас вернулся в действующую реальность. Придя в себя, он забормотал:
- Ой... щас я развяжу тебя, Лен... опять это чувство…

0

38

В это время Виктор, не обращая внимания на «ужимки и прыжки» присутствующих, взял со стола чайную ложку и начал осматривать статуэтку, поворачивая ее черенком ложки.
Со словами «так... значит, вот ты какой, северный олень» Виктор отложил ложку, рывком опустил правую руку вниз и поймал за рукоять вылетевший из рукава вороненый метательный нож. Он несколько раз перевернул его лезвием статуэтку, всматриваясь в нее, после чего тяжело вздохнул. К этому времени Лена и Дэн закончили свои дела со щекоткой и, мокрые от пролившегося самогона, распространяя вокруг себя характерный запах, сели за стол. Даша вновь отпила из стакана с «aqua vita», но в этот раз запила чаем, и почувствовала, что ее куда-то несет… уносит… Видимо, нервное потрясение было слишком сильным для нее, накопившемуся в организме напряжению нужен был какой-то выход, и уже через несколько секунд Даша уютно посапывала на своем месте, положив голову на скрещенные руки. Осмотрев статуэтку со всех сторон, Виктор начал говорить.
- Ну что ж... Я могу кое-что рассказать об этой статуэтке, да и о пещере в целом. Но хочу предупредить: а) рассказ будет долгим, и б) атеистов прошу воздержаться от комментариев, поскольку то, что я сейчас скажу, находится полностью в области сверхъестественного. – Он откашлялся.
- Когда я учился в пединституте в Барнауле, у нас на курсе был один парень из Тувы - урянхаец. Он по пьяни рассказывал об этой пещере. Переводя в европейскую систему понятий, в ней было капище, на их языке - Оваа. Но не простое, а для испытания новых шаманов. Тот, кто достигал его - становился шаманом. Обычно достигали его те, кто хотел быть шаманом. Всем остальным мешал Страж, на их языке Хя - вот он, - Виктор  лезвием ножа указал на статуэтку.
- Хя был заклят таким образом, чтобы усилить стремление испытуемого. В идеале считалось, что испытуемый хочет стать шаманом - отсюда и заклятье. Каждый, кто брал эту статуэтку в руки, чувствовал необходимость реализации своих самых сокровенных желаний. И Хя ему в этом помогал. - Виктор спрятал нож назад в рукав.
- После революции, примерно в 1920-е годы, большевики стали бороться с шаманизмом. Местные коммунисты совершали рейды по деревням и стойбищам, и расстреливали шаманов вместе с их учениками. Проблема состояла в том, что Сила пещеры никуда не делась. И к ней стали собираться урянхайцы и прочие исконные аборигены, – при этих словах Виктор усмехнулся.
- Мы, русские, всегда были здесь в меньшинстве - ну разве что при Хрущеве сюда переселили часть молодежи, которым не нашлось места на целине, - Виктор отпил из стакана с «aqua vita» и запил чаем.
- Так вот, люди, не знавшие, что в этой пещере происходит, все-таки чувствовали Силу, исходящую из нее. Они устраивали праздники около ее входа, приносили этой Силе жертвы - они полагали, что здесь живет Эрлик-хан, а сама пещера - вход в его царство, - Виктор достал пачку сигарет и закурил.
- Но это не было проблемой. Проблема возникла позже - когда аборигены поделились секретом с русскими. Увы, мы плохо знаем мифологию нерусских народов. И те, с кем поделились аборигены, решили - здесь вход в Ад, - Виктор затянулся несколько раз, выпуская дым и стряхивая пепел в закопченное блюдечко.
- Археологи действительно приезжали сюда - я не лгал. Но, кроме археологов, тут бывали и другие люди... верящие в Сатану как олицетворение сил Природы. А потом - под конец перестройки - сюда начали ездить откровенные сатанисты. Ну, вы понимаете - оскверненные могилы, перевернутые кресты, оргии и пр. Они лазили в пещеру - правда, не до конца; совершали какие-то обряды - в поселке начали исчезать кошки. И, очевидно, они разбудили То, Что таится в пещере, - Виктор затушил сигарету в блюдечке.
- В итоге, мы имеем следующее, - Виктор закрыл глаза, сосредоточился, начал читать по памяти: «Пришедший с целью - пусть достигнет. Пришедший даром - будет смят. Прольется кровь - пусть новый Эрлик Заслужит имя «Царь всех Врат»», - произнеся текст до конца, Виктор слегка обмяк. - По крайней мере, так мне читал тот урянхаец.
- Алтарь Эрлика (Эрлик-Ширээ) - судя по карте - находится в глубине пещеры. Дошедший до него и обратившийся к Эрлику получит Силу и Власть, которых хватит для влияния на любые дела нашего мира. Это влияние не будет ограничено ничем – ни временем, ни объемом. Все желания будут исполнены. От нового воплощения Эрлика требуется только одно - как только Эрлик-Ширээ призовет, немедленно вернуться в пещеру, - Виктор вновь отпил из стакана с «aqua vita», слегка сморщился и закусил грудинкой.
- Но просто так к этому месту не доберешься. Необходимо пройти три испытания. Насколько помню слова урянхайца, каждое из них опасно, но тот, кто преодолеет все три препятствия - сможет возложить жертву на алтарь Эрлика и получить... ну, об этом я уже говорил, - Виктор допил стакан с «aqua vita», запил чаем и закусил грудинкой.

0

39

За столом воцарилась тишина. Даша спала, Дэн и Лена сидели, впечатленные не столько содержанием слов Виктора, сколько тем тоном, которым он это все произнес. Но на Духа ни информация Виктора, ни тон, каким она была преподнесена, не произвели никакого впечатления.
«Угу... Ну молодец мужик, ну заинтриговал сопляков! Причем ты сам и половины не знаешь... Впрочем, тебе и не надо. Хотя детали вплел ловко, ничего не скажешь».
Дэн, пытаясь осмыслить все, произошедшее с ним за сегодняшний день, выражаясь языком компьютерщиков, «завис». Но Лена, в силу большей твердости характера и укоренившейся в сознании позиции рассмотрения картины мироздания исключительно с научных позиций, молчать не стала. Залпом допив стакан Дэна и откашлявшись, она сказала слегка заплетающимся языком, икая:
- А я все же не воздержусь от комментариев. Ик... Газы это всё! Газы! Вы слышали про шахтный газ? Конечно, слышали... ик! И это не только метан, между прочим. Хотя...
Спиртное ударило Лене в голову, она задумалась, и начала бормотать:
- ... что-то долго не отпускает... и статуэтка уходить не хочет...
Она медленно протянула руку, забрала статуэтку со стола, спрятала ее в потайной карман, и затуманенным взглядом окинула Виктора:
- Можно мы тут... спать так хочется... мы щас уже уходим… - с этими словами Лена отключилась, негромко уронив голову на сложенные руки.
Дэн, видя сложившуюся ситуацию, поднял Лену и перенес ее на кровать за занавеской. Вернувшись к столу, он неопределенно сказал: «Та-ак-с…» и сел на свое место.
- И чего мы делать с этой статуэткой будем? – вопросительно вздохнул Дэн, откусив бутерброд и наливая себе еще «aqua vita».
Виктор, проигнорировав вопрос Дэна, присмотрелся к Даше.
- Она что, тоже готова? Слабый вы народ, москвичи - пить совсем не умеете, - Виктор по-доброму усмехнулся.
- Хотя... это зелье готовилось по особому рецепту, «для старых добрых друзей» - как выпьешь стакан, так и на боковую. А безнаказанно и без последствий такой трюк можно проделать только дома у старых добрых друзей, - он взял стакан с «aqua vita» со стороны Лены и чокнулся с Дэном.
- Давай выпьем, что ли - за все хорошее. Вам теперь хорошего-то много понадобится - доброй удачи, сил, денег, в конце концов - от ментов отмазываться, - оба выпили и закусили. Виктор заговорил, прожевывая:
- Что делать со статуэткой? Дойти с ней до Алтаря, что ж еще, - Дэн аж поперхнулся, не ожидая услышать ответ на свой вопрос. Виктор с усмешкой посмотрел на него и продолжил:
- Если дойдете - обо всех ваших прежних делах можно просто забыть. Все будет так, как захотите. Не скажу, что с неба упадет, но удача будет прямо за руку с вами идти. Но это если дойдете, - Виктор дожевал кусок грудинки, его речь стала более внятной.
- К тому же... даже если эта легенда врет, то сам факт: прошли пещеру, нашли древний алтарь - а там, кстати, может быть куча добра, кандидаты в шаманы не с пустыми руками к Ширээ ходили; и после всего этого вернулись назад живы-здоровы - это же Приключение с большой буквы! Конечно, главный ваш... – Виктор нахмурился, - … ну, не повезло, бывает. Но вы-то живы! И можете действовать дальше. Подумайте об этом на досуге. А пока... пора на боковую. Помоги Даше дойти до кровати за занавеской, а мы с тобой на кухне ляжем - там кровать большая. Только, чур - ты у стенки, в смысле, у печки. Я не знаю твоих наклонностей, вдруг тебе приснится, что с девчонкой ночуешь, - Виктор похабно ухмыльнулся. - Утро вечера мудренее… - Виктор, наблюдая за Дэном и Дашей, допил стакан и ушел в кухню. Там его догнал Дэн и заплетающимся языком выговорил «Я спать пойду... а то... устал я, короче…», после чего кое-как разделся и рухнул практически поперек кровати, тут же захрапев.
В доме наступило сонное царство. Виктор, убрав оставшиеся продукты в холодильник, проверил, выключен ли газ, и погасил свет. Раздевшись и укладываясь на кровать в кухне, при этом отодвигая похрапывающего Дэна – «развалился, как у себя дома, млин», - Виктор попытался вновь осмыслить проблему, но затуманенный алкоголем мозг отказывался полноценно работать. «Ладно, завтра утром попробую еще побеседовать на разные темы, а там...» - Виктор широко зевнул, - «… пусть сами решают. Под стволом я их не потащу, хотя и мог бы - там добровольность нужна. Если не захотят - пусть едут, а я потом... Москва... визитка...» - на этом месте Виктор уснул.

0

40

Рысь, поймав зайца, наелся от души. Поев, он вышел к речке и, перейдя ее, подошел к лагерю. «Тишина… никого нет…» Рысь, принюхиваясь, побродил между палаток, пометил территорию и гордо ушел к своему логову, по дороге прихватив заспавшуюся белку.
Вернувшись к логову, Рысь решил не ложиться – лунный свет навевал разные мысли. Рысь, улегшись поудобнее, смотрел на Луну и вспоминал остатками человеческого разума ту самую ночь, когда он – тогда он был обычным человеком – ещё совсем молодой, приехал побродить по этим лесам и горам. «Та же Луна, тот же ветер…» - Рысь фыркнул, вспоминая. «Огонь… и из тайги вышла Она… обязательно надо накормить…» Она поела, обогрелась, а после…
Они смотрели друг другу в глаза – рысь и человек. Их взгляды переплетались, сливались, и казалось, это сливаются их души. Ему тогда казалось, что он смотрит в глаза не кошке, а человеку – юной, красивой девушке с длинными волосами и серьезным, но не сердитым взглядом. В тускнущем свете костра, блики от которого были раскиданы по траве и деревьям, можно было увидеть все, что угодно – он уже и сам перестал понимать, кто перед ним. Девушка потянулась ему навстречу, обняла его, и все последующее произошло между ними нежно, ласково и так естественно, как бывает только у давно и искренне влюбленных друг в друга мужчины и женщины. Только на пике этого танца страсти она укусила его, ее зубы и его кожа слились в едином порыве, так же, как и их тела… Страсть и боль слились воедино, и чего было больше – кто знает? Он уснул на грани потери сознания…
А когда утром он очнулся, у потухшего костра уже не было той рыси. Была другая – он сам, теперешний. Люди за все годы его жизни не смогли дать ему больше, чем дала Она – за одну ночь. Только на одну эту Любовь он, не колеблясь, обменял бы все годы, прошедшие среди людей.
Осмотрев свои когти, он тихо мяукнул. И было такое же мяуканье в ответ, и пришла Она – его РЫСЬ. Две красивые кошки обнюхались. Она припала к земле и перекатилась на спину. Он сунулся к ней, и получил лапой по морде. Она всегда была такой, он привык к этому.
Их зелёные глаза встретились, и лесной шум накрыл их своим покрывалом, и таёжная ночь качала их в своём тихом безмолвии. Он знал, что в это время ночь коротка, поэтому спешил отдать ей всю накопившуюся за эти дни нежность. Утром лишь примятая трава на поляне выдавала то, что произошло этой ночью, а две абсолютно счастливые рыси, посапывая, спали в логове.

0


Вы здесь » Форум Tickling in Russia » Литературные игры » Литературная переработка ролевой игры "Пещера"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC