Форум Tickling in Russia

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Tickling in Russia » Литературные игры » Литературная переработка ролевой игры "Пещера"


Литературная переработка ролевой игры "Пещера"

Сообщений 41 страница 60 из 173

41

В доме у Виктора Лене снился сон. Она, в одиночестве, бредет по бесконечным залам пещеры. Где-то вдалеке виден солнечный свет, вот он… уже близко... за поворотом… выход... Но нет! Каждый новый поворот открывает новый зал, и вновь вдалеке маячит свет... Она выбилась из сил. Мозг выносит постоянный гул. Нет, не гул. Кто-то колотит в бубен, ритмично, гипнотизирующе.
Во сне Лена была на грани потери сознания, ноги отказывались слушаться ее, и она сползла по стенке на пол пещеры. Свет – туманный, напоминающий «белые ночи» на Севере, этот свет обволакивал ее, и она почувствовала, что рядом появился… кто-то. Лена не могла его разглядеть, но почему-то знала – он (она? оно?) везде и нигде; камни, воздух, сама пещера, этот свет – все это было (или могло быть?) им. В нем нет зла и нет добра, есть только интерес – к ней. Лена ощутила, что ее сознание прояснилось, а гипнотизирующий ритм бубна постепенно затих. Из света перед ее лицом протянулись две руки – настоящие, человеческие, теплые даже на вид; и она услышала, как в ее голове звучит чей-то голос… такой же бесстрастный и заинтересованный: «Обмен!» Лена пыталась сопротивляться, но безуспешно – на каждую ее попытку слово повторялось вновь и вновь. Оно металось внутри ее черепа, как железный блестящий шарик в автомате, стукаясь о выпуклости, отдаваясь эхом во впадинах… Подавленная этим, Лена как будто потеряла контроль над своим телом, и уже не удивилась тому, что ее правая рука сама вынула из потайного кармана статуэтку и, вытянувшись в сторону рук из света, вложила ее в ладонь левой руки. Руки не пошевелились, только статуэтка постепенно стала покрываться туманом, пока полностью не была им затянута; тогда и туман растворился, и стало видно, что руки снова пусты. А потом эти руки потянулись к Лене, обняли ее за талию, и... дикая щекотка пронзила все ее тело, превратив интеллигентную строгую девушку в визжащий комок нервов...

0

42

*****
Часть 3. Третий день экспедиции.
Лену как будто выбросило из сна. Озираясь по сторонам, она не сразу смогла определить – где она и что с ней происходит, но примерно через пару минут остатки сонливости выветрились у Лены из головы, она вспомнила все события двух предыдущих дней и вздохнула с некоторым облегчением. Из кухни слышался шум закипающего чайника. Лена посмотрела на часы, висевшие на стене – они показывали уже полдевятого утра – и встала с постели.

Проснувшийся за некоторое время до нее Дэн ни в тот момент, ни после не мог объяснить себе и окружающим, что именно потянуло его в брошенный лагерь экспедиции. Ни вчерашняя усталость (Дэн практически не спал, поскольку ему всю ночь снились какие-то незапоминающиеся кошмары), ни наложившееся на нее сегодняшнее похмелье (для 19-летнего городского паренька настоящий деревенский самогон стал серьезным испытанием), ни даже заманчивые предложения Виктора никак не повлияли на решение Дэна. Ничто не помешало ему с какой-то особой точностью перелезть через смачно посапывающего Виктора, быстро одеться и, никого не разбудив, выйти из дома.
Дэн достаточно быстро добрался до лагеря. На подходе к палаткам и между ними он обнаружил звериные следы. Охваченный нехорошими мыслями и мощным похмельем, Дэн прошел к себе в палатку. На удивление, в ней все было цело. Он стал приводить в порядок палатку и вещи в ней, бормоча себе под нос: «Сваливать надо отсюда... да побыстрее…». Закончив, Дэн пошел в палатку девочек, но ничего интересного там не нашел – Лена и Даша содержали свое, пусть и временное, жилье в чистоте и порядке.
Зайдя в Мишину палатку, Дэн увидел разбросанные вещи и измятый спальник, вспомнил вчерашний день и задумчиво, с грустью в голосе произнес:
- Да... теперь это все тебе не понадобится... знаешь, хоть я тебя и ненавидел... все равно жалко.
Рысь почувствовал присутствие человека, когда Дэн только подходил к лагерю. Рысь-самка (Рыся) проснулась, тоже почуяв запах двуногого. Рысь выскользнул из логова  и прошел к лагерю. По запаху он понял, в которой из палаток находится человек, и узнал его – «тот, который у ручья был с палкой». Рысь медленно подошел к нужной палатке и затаился сбоку от нее. Со стороны логова раздалось мяуканье – на грани слышимости. Рысь мяукнул в ответ. «Теперь все… Он не уйдет».

Виктор проснулся в 08.00, потянулся и, не увидев рядом Дэна, заговорил сам с собой:
- Время, время, tempo, tempo... Пора вставать, да и завтрак готовить… - с этими словами он резко встал с кровати и схватился за голову:
- О-о-ой, как башка трещит! – с этими словами Виктор через силу подошел к тумбочке, дотянулся до 3-хлитровой банки с соленьями, отпил рассолу, закусил маринованным помидором и немного ожил.
- Учитывая гостей - надо готовить завтрак. Так, что тут у нас... - напевая под нос: «За рекой Ляо-Хе загорались огни, Грозно пушки в ночи грохотали...», Виктор открыл холодильник.
- Неплохо, неплохо. Грудинка, сыр, хлеб, сервелат, майонез... Кто не захочет есть - их дело. Ну, и - если кому надо похмелиться - чутка осталось, - Виктор подмигнул сам себе, наклонился и заглянул за холодильник. Он достал оттуда литровую бутылку с «aqua vita» и разлил ее в стаканы.
-  В такой ситуации полагается быть гостеприимным хозяином. Да и на сытый желудок люди добрее... – Виктор с усмешкой достал из холодильника яйца, разбил их ножом над сковородкой, посыпал солью из отдельной банки - смешанной с чесноком и зеленью, и добавил мелко порезанную грудинку.
- Опять же: теплая водка - смиренный клиент. Не всегда, правда, но в нашем случае... Набрали малолеток, млин... Работать невозможно, - посмеиваясь про себя, Виктор слегка перемешал яичницу деревянной лопаткой.
- Вот, примерно так, - мысленно посчитав про себя: «Лена, Дэн, Даша, я», Виктор разделил лопаточкой яичницу на 4 части и разложил их по тарелкам.
- Вот теперь можно и поесть, - с этими словами Виктор постепенно внес еду в залу, посмотрел вокруг и сказал громким, «старшинским» голосом:
- Эй вы, сонные тетери - открывайте Вите двери! ВСЕМ ПОДЪЕМ! ДЛЯ ПРИЕМА ПИЩИ - СТАНОВИСЬ!

0

43

Услышав голос Виктора (впрочем, не услышать его было сложно), Лена вышла в комнату, прошла к умывальнику, поплескалась там немного и, вернувшись в комнату, села за стол. Даша, разбуженная шумом, также завозилась за занавеской и, повторив все Ленины действия, со смущенной улыбкой присоединилась к обществу.
- Доброе утро! Ох, ты уж нас извини... Мы вчера так беспардонно... – Лена, увидев свое помятое лицо в стекле серванта, немного застеснялась, и по достоинству оценила доброе выражение лица Виктора и его понимающий взгляд. Между тем запах полноценного завтрака наполнил комнату, и Лена, ощутив его, посмотрела на стол:
- Ой, ты все уже приготовил… Не знаю, как остальные, а мне бы кофе, да и ладно, - Лена улыбнулась.
- А где Дэн? Не в сортире, часом, ночевал?
Виктор отрицательно мотнул головой:
- Не, Дэна я не видел. Я встал – его в кровати не было.
Виктор вышел на кухню, немного там повозился и вернулся к столу с подносом, на котором стояли дымящийся чайник, банка «Мокконы» и сахарница. Поставив поднос, Виктор приглашающе махнул Лене рукой, сам присел к столу, пододвинул к себе тарелку и начал есть. Даша, сев за стол с несчастным выражением на помятом «со вчерашнего» лице, при виде «aqua vita» резко оживилась. Прежде чем Лена успела хоть что-то ей сказать, Даша махнула полстакана «aqua vita», немного подождала и принялась закусывать яичницей, заботливо приготовленной Виктором. Мышцы ее лица расслабились, глаза заблестели, и она умиротворенно вздохнула.
Услышав от Виктора, что Дэна в доме нет, Лену как будто что-то подтолкнуло, в голове пронеслись кусочки сна… Она передернула плечами и решительно выдохнула:
- Вить, надо бы обсудить кое-что... В общем... я уверена, что нам надо продолжить исследовать пещеру.
Выслушав Лену, Виктор кивнул головой и заговорил, не отрываясь от еды:
- Насчет пещеры... ты уверена? Ничего не боишься? Если согласна - тогда, конечно, пойдем. Карта есть, поедим - покажу. Веревки, фонари у вас в лагере? На худой конец, если звери попортили - у меня было что-то на чердаке… Оружие найдем, этого добра хватает, - видимо, вспомнив Дэна, Виктор усмехнулся.

0

44

Лена, сделав себе кофе, размышляла, в пол-уха слушая Виктора.
«Это точно газ какой-то. Наркота прямо. Воли лишает... Ну, а с чего я дала бы щекотать себя малознакомому парню? Да еще и кайфовать при этом? Это при моей-то неприязни к щекотке? И статуэтка эта... так и хочется ее потрогать. И в пещеру, вот знаю, что надо пойти, и все тут! А может?.. Нет, чушь какая-то... Не бывает привыкания с одного раза! Почему тогда хочется туда снова? Да что же это со мной? Мишка суициднул, Дэн пропал, мы с Дашкой вдвоем в доме незнакомого мужика... выспались, сидим завтракаем!» - при этих мыслях Лена снова взглянула на Дашу и внутренне ахнула: Даша уже допила «aqua vita» и начала с видимым удовольствием есть яичницу с тарелки Дэна.
Видя взгляд Лены, Даша, жуя, показала Лене рукой на ее стакан и тарелку – мол, присоединяйся! Лена махнула подбородком в сторону пустого стакана и сделала зверские глаза. Даша отмахнулась от Лены, как от назойливой мухи, взяла стакан Дэна с «aqua vita» и отпила из него. Теперь уже Даша полностью расслабилась, и на ее лице появилась удовлетворенная улыбка.
Лена, понимая, что фактически из всей экспедиции дееспособной осталась она одна, вновь окунулась в свои мысли. «Отлично, девочки! Хе... Скажите спасибо, что не трахнул и не прибил вас ночью! Нет, этому должно быть логическое объяснение, или я съеду с катушек!»
Виктор посмотрел на Лену и Дашу, оценил их состояние и задумался.
- Знаете, я бы не рекомендовал идти прямо сейчас. Отходняк - штука специфическая, - Виктор по-доброму подмигнул девушкам.
- Начнет трясти в пещере, спать захочется - чего-нибудь пропустите, и все - пишите письма! Поешьте, можете еще по 100 грамм принять, и ложитесь спать. На кухне помидоры маринованные – если чего, рассолу попейте, помогает. А я тогда Дэна поищу - куда-то он все же ушел? – с этими словами Виктор доел яичницу и подчистил тарелку хлебом.
- Нехорошо, когда экспедиция распадается… - с этими словами Виктор встал из-за стола и отнес тарелку на кухню… но думал он о другом.
«А если мальчишка решил пойти сам? Фигово будет. В суперменов хорошо играть, когда Doom на экране и IDDQD набрано на клавиатуре», - мысленно Виктор усмехнулся. «Тем более - что он может там? Но мог и смыться - забздел парень, видать, хорошо я ему объяснил вчера… угу, слишком хорошо, если он на это решился», - Виктор помрачнел. «Тоже не гут. Хотя... один уже пролил кровь, две девчонки добавятся - а делиться с кем бы то ни было, в таком деле неинтересно. Главное, чтобы сам в ментовку не побежал. Один день погоды не делает - а пешком ему отсюда больше идти. Димон уехал, а других машин здесь и нет. Ладно, если она последует моим советам, пройдусь-ка я к лагерю. Заодно посмотрим, что у них с инвентарем».
Отхлебнув кофе, Лена прислушалась к словам Виктора и внутренне ахнула.
- Нет, Дэна поищем вместе. Я в порядке, сейчас проветрюсь, и все пройдет. Он если не в сортире ночует, скорее всего, в лагере или... – тут ее как будто ударило током: «Только бы это чудо в пещеру не полезло... О, нет, а вдруг и его туда тянет?»
- Слушай, Вить... может, он Мишку пошел искать? Если не возражаешь, давай сначала в лагерь, возьмем кое-что, потом... найдем его и... надо властям сообщить... – тут Лена смутилась и торопливо добавила:
- Но не сейчас! После... после пещеры. Лады?
Вернувшись с кухни, Виктор услышал Лену и согласился:
- Ну ладно, давай так. Сейчас тогда, приберусь и полезу на чердак за инвентарем.

0

45

Виктор унес приборы и продукты на кухню и начал там возиться, Лена пошла в сортир «на дорожку», а Даша на фоне всей этой суматохи напоминала островок спокойствия в бушующем океане. Она опохмелилась, закусила, и больше всего на свете ей хотелось спать. Раньше Даша так не делала, потому как в том обществе, где она вращалась, одна из аксиом звучала так: «опохмеляться по утрам – первый признак алкоголизма». Вместе с тем все, что она слышала (от других людей, более взрослых) о волшебных свойствах спиртного на утро после жесткой пьянки, совпало с реальностью. «Клин клином вышибают», - туманно подумала Даша и кивнула в такт своим мыслям.
Виктор, закончив на кухне, вышел в комнату с брезентовой сумкой в руках. Пройдя по комнате и увидев расслабленную Дашу, он с нехорошим интересом посмотрел на нее. «Да, будь у нас побольше времени… и будь она здесь одна…» - Виктор ухмыльнулся одной стороной рта. Потом тяжело вздохнул, мотнул головой, отгоняя пошлые мысли, и полез на чердак.

Дэн, даже не подозревая о том, что стал интересен одновременно такому количеству людей (и нелюдей), вышел из палатки Михаила в раздумьях.
«Где же все-таки его труп? Надо бы найти… А надо ли? Милиция будет разбираться, Виктор вчера правильно сказал… А если подумают на меня?» - Дэна аж передернуло от такой мысли. «Я ведь Мишу не сильно любил, девчонки подтвердят…»
Рысь увидел выходящего из палатки задумавшегося человека. «Самое время… отвлекся…» - с этой мыслью Рысь прыгнул человеку на спину, сбил с ног и ударил лапой по затылку – чтобы оглушить. Пока человек лежал без сознания, Рысь «перекинулся», уже в человеческом теле нырнул в одну из палаток, распотрошил чей-то рюкзак и связал своей жертве ноги и руки найденными веревками. Неудобства от того, что он голый, Рысь-человек не ощущал – а кого тут стыдиться?
Затем Рысь перекинул связанного через плечо, держа в другой руке комок каких-то тряпочек для кляпа, унес его за речку в тайгу, нашел удобную поляну, усадил бессознательное тело с опорой на дерево и обвязал его теми же веревками. После этого, воткнув двуногому в открытый рот импровизированный кляп, Рысь-человек ушел к логову.
Примерно через пятнадцать минут Рысь-человек вернулся на поляну, подойдя к привязанному человеку, вынул у него изо рта кляп и, отойдя подальше, сел на землю и поджал под себя ноги, в ожидании, когда «пленный» придет в себя. Земля приятно грела обнаженное тело Рыси-человека, но он знал, что это временно и поэтому с допросом не надо затягивать – в том числе еще и потому, что  пропавшего туриста наверняка будут искать… Тем временем на поляну вышла Рыся. Она села у ног Рыси-человека и, увидев связанного туриста, оскалилась и зашипела по-кошачьи. Рысь-человек погладил ее по голове:
- Спокойно, девочка, пускай очнётся.

Отредактировано Robert (2015-09-26 01:22:22)

0

46

Лена, оправившись во всех смыслах, вернулась из сортира, и увидела собирающего вещи Виктора и сидящую за столом и, к счастью, не спящую, Дашу.
- Дэна нет, конечно же. Ох, что-то я за него волнуюсь. Идем скорее!
Виктор, не отрываясь от своего занятия, кивнул головой:
- Да, конечно.
Лена присела на стул и стала наблюдать за Виктором. Он уложил в рюкзак спальный мешок, термос с чаем, бухту мягкой веревки, налобный фонарик и мягкие перчатки. Отставив рюкзак в сторону, Виктор влез в капроновый комбинезон и натянул резиновые сапоги. Он подпоясался кожаным ремнем, прикрепил на ремень охотничий нож в ножнах, а другой нож вложил в голенище правого сапога. Потом закрепил на рюкзаке туристический топорик и каску и отдал Лене ту самую брезентовую сумку на длинном ремне - судя по аппетитному запаху, там была провизия.
Недоверчиво пожевав губами, Виктор покосился на Лену, потом залез в сервант, какое-то время повозился там и достал сверток из промасленных тряпок. Развернув его, он выложил на стол обрез МЦ 21-12 в самодельном кожаном чехле, достал оттуда же коробку патронов и штык-нож от АК47 в ножнах и протянул штык-нож Лене:
- Возьми, повесь на ремень. Ствол не дам - начнешь стрелять с перепугу, можешь попасть... куда не надо. А ножом - все просто, как мясо к обеду разделывать, - Виктор недобро усмехнулся.
При виде сборов Виктора Лену начала бить мелкая дрожь. Она, в силу нацеленности своих увлечений на науку, если и смотрела когда-либо боевики, то лишь краем глаза, не особо вникая в сюжет. И вот сейчас Лена ощутила, что попала не на съемочную площадку, а прямо-таки внутрь сюжета самого настоящего боевика. Вот она – главная героиня – сидит на стуле, в деревенском доме, за хрен его знает сколько километров от родного дома, а прямо перед ней вооружается, так сказать, «до зубов», человек, которого она видит второй раз в жизни, и более того – предлагает вооружиться и ей! Причем, в отличие от пейнтбольных страстей ее однокурсников, о которых они с таким смаком рассказывали на перерывах между парами, использовать предполагалось боевые патроны. И в результате выстрелов Виктора у его противников на одежде должна была остаться совсем не краска…
«Охренеть! Если уж такой человек боится идти в пещеру... А с другой стороны, что нам остается? Сидеть в лагере и ждать ментов? Или волков?.. Нет, мы должны это сделать, и будь что будет...» Дрожащей рукой она взяла нож и закрепила его у себя на поясе.

0

47

Отдав Лене нож, Виктор стал копаться в коробке, выбирая патроны. Отобрав нужные, он начал заряжать обрез, по ходу дела поясняя Лене процедуру:
- В самый низ идет пулевой патрон - он пригодится под конец. А сверху – два картечных, и самый верхний - сигнальный. Зачем зря кровь лить? А если сигнальным в упор выстрелить, тоже будет – «мама, не горюй». Да и если знак подать надо - опять же сигналка лучше, чем картечь тратить.
Виктор вновь залез в сервант, достал оттуда патронташ и стал снаряжать его, вновь обращаясь к Лене с пояснениями:
- Вот здесь, на животе - картечь. С правого боку - пули. С левого - сигналки. Всего 8 штук, соотношение - как в обойме... – увидев, что Лена не слушает, он резким тоном сказал:
- Слышь, дева, я тут не просто так языком машу! Если со мной что случится - это все будет твое. Запоминай, как и что надо делать - в тайге всякое бывает.
Успокоенная неспешным ритмом, в котором Виктор снаряжал оружие, Лена даже рассердилась на него.
- Да запомнила я, запомнила! – «Давно уже пора в лагере быть, а он все еще тут копается… Рассказать бы тебе про мои успехи в межвузовских соревнованиях по стрельбе из пневматики, да времени жалко» - мелькнула у нее мысль.
Виктор сунул обрез и патронташ в рюкзак сверху, после чего завязал веревку в горловине рюкзака узлом.
- Смотри сюда: вроде узел сложный, а дернешь за веревку - сам и развяжется! Сразу козыри светить не надо, пусть пока ножи увидят... ну, если там уже есть кому смотреть. А если нет - глядишь, и ствол не понадобится. - Виктор критически оглядел себя, Лену и Дашу. Та, понимая, что все собираются назад в лагерь, нашла в себе силы встать, и теперь стояла, облокотившись на стол.
- Ну что, попрыгаем? – Виктор попрыгал, прислушиваясь в процессе. – Так, вроде бы ничего не трясется, не звенит. Ну, тогда пошли... благословясь, - лицо Виктора вновь стало добрым.
- Ага, в лагерь надо, прямо сейчас! – быстро заговорила Лена. - Мне тоже надо вещички собрать, да и вообще, чую, лагерь нам уже не понадобится... – на этих словах она осеклась. «Боже, что я сказала?»
Виктор, услышав последние слова Лены, недоверчиво посмотрел на нее:
- Обоснуй! Ты что-то чувствуешь? Когда с мистикой дело имеешь, ни от чего отказываться нельзя, да и женщины чувствительнее на это дело.
Лена, мыслями уже вся в поисках Дэна, раздраженно отмахнулась от него:
- Брось ты эти суеверия, Виктор! Набрал тут арсенала, будто на тигров идешь! Вот я и нервничаю! – она прищурилась.
- Мистика! Ха-ха! Меньше сказок местных читай! Пошли уже!
Но Виктор никогда не давал себя подгонять. Этот раз не стал исключением. Он усмехнулся половиной рта:
- «Те, кто знает о смерти - умирают. Те, кто не знают - умирают тоже. Но делают они это по-разному». Насколько помню, так было сказано в кодексе Бусидо. Впрочем, ладно, на месте посмотрим. - Он пропустил Лену и Дашу вперед, надел защитного цвета панаму с накомарником, вышел из дома вслед за ними, запер дверь, а ключ убрал под крыльцо, после чего они втроем ушли в сторону лагеря.

0

48

*****
В лесу медленно приходил в себя Дэн. Голова у него и так раскалывалась «после вчерашнего», а удар лапой добавил дополнительных ощущений. Слегка очнувшись, он попытался справиться со стучащими в голове молотками; сразу ему это не удалось, и поэтому Дэн сначала ни на что не обращал внимания. Через минуту боль в голове уменьшилась, и Дэн смог осмотреться. Из осмотра он понял одно – это явно не лагерь. Палаток нет, вокруг лес… и на поляне перед ним что-то шевелится… Постепенно Дэн смог сфокусировать взгляд, и увидел перед собой обнаженного человека, сидящего на земле, и лежащую около него рысь. Инстинктивно дернувшись в попытке увернуться от хищника и ощутив, что он привязан к дереву, Дэн испуганно вскрикнул:
- Эй, мужик, какого хрена тут рысь делает???? Убери ее!!
Мужчина показался Дэну странно знакомым… ну точно – Дэн видел его в пещере,  когда тот уходил из грота!
- Да ты тот сумасшедший из пещеры! Развяжи меня! Быстро! Давай развязывай! – Дэн пытался криком испугать мужика, но неуверенность сквозила в его голосе.
Рысь-человек легко встал, не потревожив Рысю, подошел к орущему Дэну и, нагнувшись, неуловимым движением руки подобрал с земли комок белья из рюкзака и практически одновременно воткнул этот комок в разинутый рот Дэна. Тот поперхнулся криком и испуганно посмотрел на «мужика». Рысь-человек присел рядом с Дэном на корточки и, пристально глядя пареньку в глаза, спокойно, размеренно заговорил:
- Не ори, не дома. Это вы, любезный, на мою территорию пришли, а не я на вашу. Хочешь, Рыся тебе откусит кое-чего? Если нет, помотай головой. – Дэн тут же ожесточенно замотал головой.
Рыся, услышав, что говорят о ней, встала и подошла к ним. Рысь-человек повернулся к ней:
- Тихо, ещё рано, мне узнать надо, зачем они пожаловали… - тут он наклонился к уху Рыси и что-то прошептал ей. Та коротко мяукнула и скрылась в лесу.
Вернулась она минут через пять, неся в зубах какой-то предмет. Когда Рыся положила его у ног Рыси-человека, Дэн с ужасом опознал в этом предмете перчатку с когтями. Рысь-человек медленно расстегнул на Дэне верхнюю одежду, рубашку, а затем надел перчатку на правую руку и со словами «Ну-с, приступим» начал скрести когтями по телу Дэна начиная от подмышек и медленно приближаясь к низу живота, после чего снял перчатку и начал щекотать Дэну бока.
Нежная юношеская кожа была крайне чувствительна к воздействию грубо кованого металла и кожи, выделанной по типу замши. Дэн вертелся, пытаясь увернуться от щекотки, но вывернутые руки, привязанные к дереву, не давали ему этого сделать. Затем жесткие, рабочие пальцы Рыси-человека стали периодически впиваться в хрупкие ребра городского паренька, заставляя его тело изгибаться под странными углами. В голове у Дэна вновь застучали молотки, только теперь они напоминали молоточки, используемые в пианино. Из-за кляпа Дэн вместо смеха издавал какие-то странные звуки:
-Мхахахаха! Мммхахамха! Ммхахаммха! Мммммха!
В момент передышки, когда Рысь-человек перешел к бокам Дэна, в голове последнего мелькнула мысль: «Что за херь, я никогда так сильно не боялся щекотки…»
Но тут Рыся напряглась и призывно замяукала. Рысь-человек отпустил Дэна и наклонился к ней:
- Что случилось? – Рыся мяукнула еще раз, но другим тоном. Рысь-человек нахмурился:
- Никак в лагерь туристы вернулись? Жаль, могут помешать. – Он пружинисто встал и обратился к Рыси:
- Я пойду, гляну, а ты, можешь съесть его, если я не вернусь, - и с этими словами Рысь-человек бесшумно скрылся в зарослях. Дэн яростно замычал ему вслед:
- Мммм! Ммммм! Ммммм!

0

49

Придя в лагерь, Лена первым делом кинулась осматривать палатки. Виктор с Дашей стояли у остатков прогоревшего костра и наблюдали за ней. Не обнаружив в палатках никого, Лена стала оглядываться по сторонам и громко кричать:
- ДЭЭЭЭЭН! ДЭЭЭЭН, черт бы тебя побрал!!! Где ты??!!
От ее криков Даша недовольно заворчала. Лена замолчала и внимательно осмотрела Дашу.
- Даш, ты, я вижу, совсем расслабилась. Давай, наверное, останься тут, пока мы за реку сгоняем. Думаю, блевать тебе сейчас ни к чему? Только будь осторожна, если что, кричи, мы тут недалеко.
Даша быстро закивала головой и, подойдя к их с Леной общей палатке, нырнула в нее, чуть не сбив легкую палатку головой. Виктор, усмехаясь, наблюдал за девушками.
Лена, понимая, что Дэна надо искать у реки, а то и в пещере, залезла в ту же палатку. Там, бесцеремонно отодвинув к стенке уже захрапевшую Дашу, быстро собрала рюкзак, переобулась из кроссовок в высокие «гриндера» и вылезла наружу, чуть не зацепившись штык-ножом за алюминиевую дугу основы палатки.
- Идем к реке, Вить, я... покажу, где это случилось. – Виктор кивнул головой, и они вдвоем пошли к реке.
По дороге Лена быстро рассказала Виктору, как Михаил убежал через речку вброд на ту сторону, и практически сразу в лесу прогремел выстрел. Завершила Лена свой рассказ словами:
- Он где-то близко должен быть, пойдем уже... «Боже, как не хочется!» - подумала Лена, представив свои ощущения при виде трупа Михаила.
- Ну, пошли… - Виктор, посмотрев на струящуюся воду, прикинул, где может быть брод, и они с Леной перешли речку. Выйдя на берег, поросший травой, Виктор посмотрел по сторонам и задумчиво сказал:
- Практически сразу выстрел, да? Значит, убежать далеко он не мог... – он наклонился к земле, потом распрямился и махнул Лене рукой:
- Отойди-ка вбок, можешь затоптать следы - если от них что-то осталось; ночью шел дождь. А потом иди за мной, я постараюсь разобраться - правда, траппер из меня никакой, - Виктор с усмешкой подмигнул Лене, - но, может, кое-чего увижу.
Виктор и Лена, сделав несколько шагов, оказались на поляне; не разгибаясь, Виктор внимательно всмотрелся в землю, оглядел кусты, поморщился от обилия мошкИ и опустил накомарник.
- Стой вот здесь, на краю. А я посмотрю по сторонам, - Виктор пошел по краю поляны по часовой стрелке, внимательно вглядываясь в обстановку. Он сделал два круга, шел медленно, часто останавливался. Лена, внимательно наблюдавшая за действиями Виктора, снова ощутила себя героиней боевика – не ощущая к этому никакой расположенности. Поэтому мелкая дрожь была самым малым, чем Лена могла выразить свое отношение к происходящему.
Наконец Виктор распрямился и вернулся к Лене. Он утер пот с лица и откинул накомарник, лицо его было мрачным.
- Бесполезняк. Дождь смыл все, что можно - а тела нет. Идти ему отсюда было некуда - дальше, сама видишь, завалы. Ночью, без фонаря он точно сломал бы себе кость - а, может, и не одну, если бы куда-то отсюда полез. По крайней мере, был бы жив... – Виктор поджал губы и продолжил:
- Хоть следопыт из меня и фиговый, но одно скажу - за ночь не успели бы его и сожрать, и кости растащить… - вдруг Виктор испытующе посмотрел на Елену:
- А ты уверена, что он застрелился? Ты же сама этого не видела.
При этих словах Лену как будто что-то подбросило.
- Послушай, я пока в своем уме! Да, уверена! Он при мне выстрелил себе в висок! Но была осечка, он как шальной бросился за реку и там... ну, сто пудов застрелился! А если нет, куда, по-твоему, он делся? Куда ему тут идти? – Ленины глаза расширились от ужасной догадки.
- Хотя... он мог и в пещеру рвануть...

0

50

Виктор широко усмехнулся.
- Такие дела, да? Ха-р-р-рашо он постарался! – Виктор нехорошо засмеялся.
- Всех бросил, тебя чуть до истерики не довел, а сам туда? – и шутливым тоном напел: - А я еду, а я еду за деньгами - за туманом пускай ездят дураки… - улыбка пропала с его лица, он нахмурился.
- За такое вообще-то наказывать надо...  А кстати, насколько хорошо он разбирается в спелеологии? Ночью в незнакомую пещеру - чревато... даже для опытного, - тут Виктор с досадой хлопнул себя по лбу.
- Да что ж такое! Карту-то надо показать! – он полез под комбинезон, покопался там, достал карту и протянул ее Лене.
http://s7.uploads.ru/t/GuQhF.jpg
Лена взяла у Виктора карту.
- Разбирается, разбирается. – Она кивнула головой. – Он картограф по специальности. И в пещерах не раз бывал. Еще и посложнее этой, если не врал. Только так просто он нас не бросил бы. Явно рассудок затуманился... знать бы, от чего?.. – говоря это, Лена внимательно рассматривала карту, вспоминая при этом карту Михаила.
Виктор улыбнулся.
- Так спелеология - это не картография. «Затуманился рассудок», говоришь? Чего-то он затуманился, как раз когда самое интересное началось... Хотя, с другой стороны, Хя остался у вас; без него в этом месте не пройти, хотя там прямая дорога.
Лена, не отвлекаясь от карты, ответила:
- Знаю, что спелеология не картография, но у него опыт большой был, он во многих местах побывал, думаю, пещеры его не пугают… Так-с, похоже на нашу, но не совсем... Вот, кажется... – она провела пальцем по карте, - … «Тещин язык», сюда мы и свернули, там несколько гротов было, а потом... вот здесь, мы нашли статуэтку.
Виктор, наблюдая за Еленой, несколько раз кивнул головой.
- Ну правильно, это первый тест. Сумеешь почувствовать отнорок, где Хя ждет - процесс и пошел. Отсев там шел, насколько я понимаю, еще и по нестандартности мышления. А кто первый нашел статуэтку? И зачем вы сошли с прямого пути? Просто так, полезли в боковой ход?
Лена подняла голову от карты.
- Хя? Не очень понимаю, о чем ты. Там была развилка. И еще мы встретили какого-то сумасшедшего, он метнулся в одном направлении, ну а мы, чтоб не встречаться с ним - пошли в другой ход. А статуэтку нашла я. Ну, точнее, она меня. – Лена хихикнула.
- Я споткнулась о футляр, в котором она была. Странно вообще-то всё... Но никакой мистики, я тебе повторяю, я в этом не вижу.
Тут в голове у Лены мелькнула дурацкая мысль: «А не почудился ли мне выстрел-то?»
Виктор понимающе кивнул головой.
- Ну ладно, раз ты в нем уверена, то пусть будет так, - и продолжил назидательным тоном: - Лишний раз вижу подтверждение истины - спиртное отключает память, - отбросив серьезность, Виктор рассмеялся.
- Хя - это та статуэтка, которая сейчас с тобой, Страж. – При этих словах Лена машинально потрогала находку, лежащую в потайном кармане. Впервые ее посетило странное двойственное чувство. С одной стороны, она знала, что в пещеру надо идти пойти во что бы то ни стало, словно сама находка тянула и уговаривала ее. С другой стороны, расставаться со статуэткой Лене хотелось все меньше и меньше. А Виктор продолжал:
- Тогда, ночью, за столом, я рассказывал о пещере и упомянул его. Значит, ты не видишь здесь мистики? Возможно. Только скажи мне тогда вот что: как получилось, что вами овладело желание щекотать друг друга? Именно щекотать? Чем это обусловлено?

0

51

Лена пожала плечами.
- Откуда я знаю, какие там смеси газов гуляют. Бывают весьма токсичные. И на башку действуют непредсказуемо... – с этими словами Лена внимательно посмотрела на Виктора.
- Только не говори, что во всем виновата статуэтка. Ты сильно много значения ей придаешь. У меня вообще была мысль, что ее подбросили. Специально. Не знаю, кто, не знаю, зачем, но... Вот сам посуди: столько археологов, туристов, местных туда ходило, а ее не нашли. А тут приехали студенты и на тебе! Миша, правда, высказывал мысль, что ее с грунтовыми водами могло выкинуть откуда-то... Не знаю... И вообще, я щекотки до смерти боюсь. А знаешь, под всякой наркотой всякие подсознательные страхи и вылезают. Вот в таком странном виде, возможно, - и пробормотала себе под нос: «Мне так понравилось...»
Виктор с интересом взглянул на Лену.
- Ну, в обычных карстовых пещерах, сколько помню, газы маловероятны. Такие пещеры промыты водой, все мягкие породы из них удалены. Остался известняк и минеральные отложения. А они - поправь, если ошибаюсь - газы не генерируют. Вулканические пещеры - там да. А метан... был бы метан - вы бы там уже давно кверху лапками лежали.
Лена в ответ помотала головой.
- Ох, Вить, мы не знаем и десятой доли того, что происходит в недрах земли. Так что я не была бы так категорична.
Виктор не стал развивать тему относительно подземных газов, их наличия в конкретной пещере, а также их состава и сравнительного с боевыми ОВ воздействия на человеческий организм, а вместо этого задумался и продолжил разговор с небольшими паузами, подбирая слова.
- Что же касается Хя... Я придаю ему такое же значение, какое близорукий либо дальнозоркий человек придает очкам с соответствующими диоптриями. Наденет обычный человек эти очки - увидит что-то размытое, непонятное, и снимет их. Наденет тот, кому они нужны - увидит все как надо. Так и здесь. Хя всего лишь такие очки. И помогает увидеть Путь к Эрлик-Ширээ. Но! При этом он активизирует в человеке его самые сокровенные желания - любые, Хя не разбирается в них. Он просто так настроен. И активизируется именно в момент появления человека с такими желаниями. Кстати, то, что его нашла именно ты - при том, что с вами был более опытный Михаил - говорит о многом.
Лена нахмурилась.
- Мне это ни о чем не говорит. Это была просто случайность.
Но Виктора уже нельзя было сбить с найденной им мысли. Он оживился и заговорил тоном опытного лектора.
- Далее вопрос: зачем туда ходили археологи, туристы, местные? Что они знали о пещере? Кто из них был настолько «повернут» чтобы мечтать... ну, скажем, жить как неандерталец, и в тех же условиях? Кто из них искренне верил - даже если и знал - в легенду об Эрлик-Ширээ? И, соответственно, мечтал посвятить себя служению Ширээ? У кого из них были сверхъестественные способности? – Виктор презрительно скривился. - Желание побыть на природе, защитить диссер, получить зачет за практику, найти сокровища - это все так материально... – он резко махнул рукой, обрывая свои рассуждения.
- Впрочем, пора идти. Разговоры разговорами, а старшего вашего вытаскивать надо. Да и пещеру исследовать - мало ли там чего. Вдруг и Дэн там отирается… - на этих словах Виктор стал прислушиваться к лесным звукам, а потом вновь повернул голову к Лене.
- Ты ничего не слышишь? Какие-то звуки недалеко от нас, в лесу... надо бы посмотреть.
Лена тоже прислушалась. Сначала она ничего особенного не услышала, но потом… из глубины леса явно донесся смех. Лена вздрогнула.
- Идем! И держи пушку наготове. Я... я боюсь.

0

52

Рысь-человек наблюдал из кустов за людьми еще с момента их прибытия в лагерь, слушая доносимые ветром обрывки разговора. «Так, значит, они в пещеру собрались… ну, и пускай идут, может и не вернутся. А вот мне пора возвращаться, а то девочка моя съест этого городского…».
Когда он вернулся на поляну, то увидел, что Рыся превратилась в женщину. Её нежная кожа на солнце сверкала капельками пота. С улыбкой она обратилась к Рыси-человеку:
- Милый, я не удержалась, очень уж захотелось мне пощекотать мальчика… - с этими словами она подошла к пленнику, присела на корточки и начала щекотать ему низ живота, постепенно перебираясь ниже, в процессе расстегивая ему ремень и спуская штаны вместе с трусами. Процесс увлек ее, и Рыся начала мурлыкать, как будто что-то напевая. Рысь-человек засмеялся, глядя на это прекрасное зрелище – обнаженная гибкая девушка с нежным загаром склонилась над привязанным к дереву полуголым парнем с заткнутым кляпом ртом, чья еще не обмявшаяся городская одежда дисгармонировала с этим лесным пейзажем и с естественной наготой Рыси. Однако гибкость парня, хоть и связанного, и естественная реакция его тела на прикосновения нежных девичьих пальцев давали надежду на восстановление гармонии на этой поляне, где деревья, трава, цветы и девушка сливались в неповторимый узор…
Заметив, что у парня начинает меняться цвет лица, Рысь-человек подошел к Рыси и наклонился к ней:
- Смотри не защекоти его.
- Я постараюсь, - промурлыкала в ответ Рыся и продолжила свои упражнения. Рысь-человек кивнул в ответ и повернулся к Дэну:
- Пойми, чудак, она ведь до смерти защекотать может. Если ты согласен отвечать на мои вопросы, кивни. И попробуй только заорать, она тут же убьет тебя.
Дэн знал, что надо терпеть, потому что при пытках так делают все правильные парни. Но сейчас он понимал, что больше терпеть он не может, и, продолжая хохотать сквозь кляп, сдался и яростно закивал головой. Рысь-человек также удовлетворенно кивнул:
- Ну, вот и славно, - и обратился к Рыси:
- Хватит пока. Если закричит – убей его. – С этими словами Рысь-человек вынул кляп изо рта Дэна. В это время Рыся, наклонившись к Дэну, обхватила своими пухлыми губами его возбужденное мужское достоинство. Рысь-человек улыбнулся:
- Вот это правильно. Если заорёт – откуси, - и обратился к Дэну:
- Ну-с, и зачем пожаловали-то? Слушаю внимательно, - и Рысь-человек поощрительно улыбнулся.

0

53

Дэн попытался привести в порядок свои мысли, взъерошенные событиями вчерашнего вечера и сегодняшним ударом рысьей лапы (по счастью, головная боль у него прошла), а особенно зрелищем превращения зверя в человека, чтобы выстроить хоть какую-то линию поведения. Но под строгим взглядом Рыси-человека, который, казалось, смотрел Дэну в душу, ему не удалось это сделать. Да и свой половой орган Дэн берег, как и большинство мужчин вне зависимости от их возраста. Оказавшись в сложной ситуации, Дэн решил не изображать из себя героя и рассказать все как есть. Тем более, он был уверен: все их действия не нарушали закон, что бы там Виктор вчера не говорил – вон сколько людей ездит по России, да и по миру, чего-то там раскапывают, чего-то привозят, продают…
Глядя с отвалившейся челюстью на оборотней, Дэн, отдышавшись, вначале попросил:
- О нет... не надо, пожалуйста... только не член… - а потом начал рассказывать:
- Мы студенты, сюда приехали пещеру обследовать... артефакты какие-нибудь найти…
Рысь-человек усмехнулся.
- Артефакты, значит… Очень интересно. Приезжали тут за артефактами давно, тоже костры палили, в пещеру лазили, хохотали там. Потом пропали – а куда, непонятно. Почти как вы… Только трупов у них не было. – Рысь-человек тяжело вздохнул.
- А вы уже одного убили, шарахаетесь от меня как от чудовища. Мы ведь с Маришей добрые, на самом-то деле, - с этими словами Рысь-человек ласково погладил девушку по голове. Та, не выпуская Дэнов орган, одобрительно заурчала. Рысь-человек продолжил свой монолог:
- На пытках, правда, помешаны слегка, но это издержки природы-матушки. – Он задумался и со словами «Что-то не верю я тебе» вновь заткнул Дэну рот кляпом. Потом обратился к девушке:
- Мариша, пощекоти-ка его с полчасика… только не забудь – перерыв не реже, чем через каждые десять минут, - та, выпустив член Дэна, радостно закивала головой. Рысь-человек встал и усмехнулся:
- А я пока за травкой схожу волшебной. От неё даже мёртвые правду говорят.
Увидев приближающийся к его рту кляп, Дэн истошно закричал: «Нет, не  над…», но больше ничего внятного он не успел сказать. Над поляной снова зазвучало: «Ммммм!!!! Ммм! Ммхмххм!»
Проводив взглядом спину уходящего Рыся-человека, Марина повернулась к Дэну, и со счастливой улыбкой на лице сказала нараспев:
- Ты сам пришел сюда, ты мой! – после чего Ее Величество Щекотка вновь вступила в свои права: тонкие девичьи пальцы, острые ноготки, нежная юношеская кожа вновь и вновь сливались в странном и заманчивом танце – танце, который никогда не приедается, и ощущения от которого хотя и известны, но каждый раз внове. Пальцы Марины летали по всему телу Дэна, как пальцы неопытных туристов в предвкушении похода движутся по географической карте. Они отмечали нехоженые тропы, обводили укрытые лесом озера, перебирались через гряды холмов, спускались в заросшие травой ложбины и овраги… Лицо Марины светилось счастьем первооткрывателя неизведанных земель. Тело Дэна представляло для нее закрытую – пока! – книгу, и она твердо вознамерилась прочитать эту книгу до конца.
Дэну никогда не было ТАК щекотно. Он всячески пытался увильнуть от ловких рук Марины, но увы! – он был привязан со знанием дела. И если бы не относительно гладкая кора дерева, к которому Дэн был привязан, не избежать бы ему разодранной спины. Когда Марина сделала первую передышку, шевеля уставшими пальцами, Дэн, скосив глаза на свой гордо реющий в воздухе половой орган, подумал: «Кажется, я получаю от этого кайф… пипец… я привязан где-то в лесу и меня щекочет оборотень… такого даже в страшном сне не приснится…». На этом месте Марина вновь протянула согнутые пальцы, подрагивающие от страстного желания новых открытий, и Дэну стало не до раздумий…
Рысь-человек, собирая траву, заметил людей, идущих через лес. «Так, этого только не хватало. Её никто видеть не должен». Вернувшись на поляну, Рысь-человек погладил Марину по плечу:
- Стоп! Хватит, сюда идут люди. Услышали всё-таки… - он с сожалением оглянулся. – Эх, жаль, что не удалось точно выяснить, что да как.
Марина кивнула и встала. Защекоченный Дэн медузой распростерся по стволу дерева; растечься по земле ему не давали исключительно веревки. Рысь-человек и Марина отошли в сторону от поляны метров на пятьсот, и оба превратились в рысей. Две рыси, сделав круг, спрятались неподалеку от поляны.

0

54

*****
Виктор прислушался к звукам, доносившимся из леса.
- Хм... действительно смех. Подойдем поближе, посмотрим... а потом медленно спустимся и пере...гм-кхм... все стадо, - вспомнив старый анекдот и ухмыльнувшись, Виктор стал вглядываться в окружающие поляну завалы, и после недолгого поиска нашел искомое.
- О! Зер гут, Вольдемар! – он замурлыкал под нос: «Мишка, Мишка, где твоя сберкнижка...» и улыбнулся Лене:
- Видишь, чуть левее от нас валежник раскидан? Кто-то крупный пробирался. Медведь или кабан. Пойдем туда.
Пока они переходили через поляну, Виктор всматривался в местность, о чем-то думая, а потом негромко заговорил, обращаясь к Лене:
- Запоминай: ориентир первый - муравейник. Ориентир второй - береза буквой «Г». Как выйдем с поляны - муравейник будет у нас слева. Значит, на обратном пути – справа. Прямо от него порядка трех метров береза. Верхняя палочка «Г», если стоять к ней спиной, указывает направление на место нахождения источника шума. Иди за мной, на расстоянии метра. Смотри под ноги и мне на... ну, в общем от ног и до середины, - Виктор коротко улыбнулся и продолжил: - … одну руку держи на уровне глаз - могу не удержать ветку. Как только я остановлюсь - стой на месте, ничего не предпринимай. – Виктор придержал Лену за руку.
- И самое главное. Когда подойдем к поляне – молчи, что бы ты там ни увидела. Я знаю, ты хочешь помочь товарищу, но вперед меня не выскакивай. Даже если там Дэн, даже если ему будет плохо - его могут использовать как приманку.
С этими словами Виктор снял рюкзак, поставил его на траву и развязал. Он вынул чехол с обрезом, отстегнул от ремня нож и спрятал его в рюкзак. Потом пристегнул чехол с обрезом к поясу и к бедру, снова завязал рюкзак и надел его лямки себе на плечи. Попрыгав, Виктор махнул Лене рукой, и они ушли в тайгу через проход в завале.
Когда они вышли к дереву с привязанным Дэном с левой стороны, Виктор остановился, и Лена тут же ударилась лбом ему в спину. Виктор повернулся к ней.
- Лен, помни - это может быть приманка. – Он нахмурился и оглядел поляну, после чего продолжал говорить, но уже шепотом.
- Давай так. Достаешь нож, пригнувшись, выбегаешь на поляну, заходишь со спины и режешь веревку. Потом - нож в ножны, хватаешь его за левую руку и тащишь сюда. – Виктор достал из чехла обрез и снял его с предохранителя, после чего, сказав Лене «Смотри», стволом показал два направления.
- Прямо от его ног и во-о-он там, чуть правее от дерева - наиболее удобные сектора обстрела; там ветки не такие густые. Заходи за дерево - так оба сектора будут перекрыты препятствием. Я беру их на прицел. Постарайся не закрыть кусты позади дерева своим телом, пока будешь резать веревку - мало ли что. Как ухватишь его за руку - тяни сюда, держись спиной к дереву, уходи из сектора. Старайся не выскочить из-за дерева. Даже если он сам встанет на ноги, все равно направляй его - Дэн не знает, куда я буду стрелять. Затаскивай его в кусты, за меня, и режь веревку ему на ногах. Как закончишь – уходим так: ты впереди, к нашему месту, по ориентирам, Дэн в середине, я замыкающий.
В это время Дэн, услышав шевеление в кустах, а затем, увидев знакомые фигуры Лены и Виктора, начал мычать и активно двигать языком, пытаясь выплюнуть кляп. Не сразу, но ему это удалось, и Лена с Виктором услышали:
- Мммтьфуааааа! Помогите быстрее, развяжите! Спасите! Уберите оборотней!
От неожиданности Лена дернулась, чуть не задев Виктора, но тот, не обращая внимания на крики Дэна, вздохнул:
- Эх, было бы время - я бы тут вокруг прошелся, посмотрел бы, кто здесь есть. Но ты же хочешь освободить Дэна побыстрее? Ну... давай. – Виктор взвел курок обреза, встал на колено, прицелился, поводил стволом из стороны в сторону, а затем вверх-вниз, и полностью переключился на отслеживание противника, казалось, выпав из реальности.

0

55

Лена, дослушав Виктора и под конец его монолога уже забыв половину из того, что он сказал, достала нож, но еще пару секунд мялась в нерешительности. Наконец, набрав воздуха в легкие, она стремительно, даже и не думая пригибаться, выбежала на поляну как на теннисный корт. Лицо Виктора, видевшего все это, горестно исказилось. Находясь в полной уверенности, что если Виктор не застрелит ее, то она обязательно напорется на собственный нож, Лена подбежала к Дэну.
- Как ты сюда попал? Дэн... Черт... Мы думали не найдем тебя живым!
Несколькими ловкими движениями перерезав веревки вокруг ствола дерева и на руках Дэна, Лена схватила Дэна за руку и попыталась оттащить его в сторону Виктора. Но не тут-то было! Непомерный груз заставил девичьи ноги буксовать, и Лена упала. В итоге на поляне разыгралась сцена из комедии абсурда. Спасительница и спасаемый кувыркались по земле, непонятно с какой целью, причем она пыталась тащить его за руку к ближним кустам, хотя спасаемый был явно тяжелее своей спасительницы. Он же другой рукой в это время пытался застегнуть ширинку и, естественно, всячески сопротивлялся спасительнице, извиваясь всем телом в самых разных направлениях. В довершение всего в ближних кустах с ружьем наизготовку сидел человек, который контролировал все происходящее на поляне и практически каждую секунду ожидал стрельбы, по тем двоим на поляне, или же прямого нападения на них – причем противник был ему неизвестен.
Лена, устав бороться с потугами Дэна на самостоятельность, прошипела ему на ухо:
- Дэн, твою мать, пошли уже, или нас сейчас пристрелят!
Услышав это, Дэн тут же обмяк и начал отталкиваться связанными ногами от земли, давая Лене возможность спасти его. Как оказалось, расслабился он зря. Лена справедливо считала своей главной задачей в этой ситуации как можно быстрее спасти Дэна. С подачи явно опытного в таких делах Виктора первая часть операции прошла успешно, но вторая – оттащить Дэна за спину Виктора – была осложнена тем, что Дэн, несмотря на свою худобу, все-таки был крупнее Лены, да и Лена никогда не занималась поднятием тяжестей. В результате Лена, одновременно желая быстрее и сбросить тяжесть, и уйти из сектора предполагаемого обстрела, при передвижении не оглядывалась по сторонам, и Дэн крайне больно ударился головой об корень
- Ай блин, больно... Ау! – но пока Лена его тащила, Дэн решил предупредить ее о странностях, творящихся в этом месте. Со стороны предупреждение выглядело так:
- На меня напала рысь... потом превратилась в человека... я серьезно… уф, пипец...
Лена, из последних сил дотащив Дэна до кустов, буквально на последнем издыхании втянула Дэна Виктору за спину и, выдохнувшись, сама упала на землю рядом с ним.
- Не, Дэн, у меня, конечно, тоже похмелье, но не настолько же. Какая рысь, во что превратилась, окстись! Это Мишка тебя?
Дэн отрицательно замотал головой, пытаясь отдышаться.
- Я тебе говорю... помнишь мужика... в пещере, это он... это связано с пещерой и со щекоткой... клянусь, я серьезно… я видел и его девушку, тоже оборотня... поверь... уф...
Лена серьезно посмотрела на него.
- Что, тот диггер? – и, подняв голову, посмотрела на Виктора.
- Кстати, Вить, мы тебе рассказали, что встретили в пещере странного местного?
Виктор, отрицательно качнув головой, и не отвлекаясь от наблюдения, тихо сказал:
- Режь веревку, и мы уходим… - увидев, что Лена не может справиться со своими дрожащими от волнения и перенапряжения руками, Виктор добавил спокойно, но убедительно:
- Давай быстрее, драть тебя в зад!

0

56

Лена, сосредоточившись, все-таки разрезала веревку на ногах у Дэна, попутно распоров ему штанину. Встав вместе с Дэном, Лена спросила:
- Ты хоть идти-то можешь? – и тяжело выдохнула, постепенно приходя в нормальное состояние.
Дэн закивал и со словами «Надо в лагерь к вещам, переодеться...» быстро застегнул ширинку.
Виктор, не отвлекаясь от наблюдения и ориентируясь в создавшемся положении по шумам за спиной, бросил Лене:
- Иди к речке, как договаривались, я замыкающий...
Лена поднырнула под правое плечо шатающегося Дэна, и повела его с поляны по ориентирам на берег реки. Виктор, встав с колена, двигался за ними спиной вперед, постоянно оглядывая пространство вокруг себя. Каждую секунду он был готов к выстрелу в сторону малейшего шевеления не за его спиной.

Две рыси, лежа в кустах, видели все от начала и до конца. Когда люди ушли, уводя с собой своего товарища, они встали из засады, переглянулись и обменялись мяуканьем и пофыркиванием: «Горы… батюшка… совет…». Рысь и Рыся, придя к единому мнению, развернулись и пошли прочь от поляны.

Путь был недолог, и группа, не попавшая в новые приключения, вышла на поляну у речки. Лена и Дэн обессилено упали на траву, Виктор, стоявший к ним спиной, опустил обрез, аккуратно снял его с боевого взвода и поставил на предохранитель, после чего спрятал обрез в чехол и вытер пот со лба.
- Уф-ф-ф! Наконец-то добрались! – Виктор присел рядом с Леной и Дэном.
- Так что ты там говорила про странного местного?
Лена, вытерев пот со лба, пыталась отдышаться.
- Понимаешь, там, в пещере, когда развилка была... Ну, после которой мы в «Тещин Язык» зашли... Он прямо из-под земли вырос. Голый совсем. Живу, говорит, я здесь. Теперь, говорит, нам никто не помешает. Бредил, в общем. Берет таку-у-у-ую каменюку и бах, заваливает узкий лаз, из которого я вылезла. Получилось, ребята от меня отрезаны... Но там уклон, видимо, был. Камень скатился и прямо на ноги ему. Тот взвыл аж не по-человечески и смотался. Кто бы это мог быть? Дэн, он один был?
Дэн удивленно посмотрел на Лену.
- Так я же сказал... он с девушкой своей был... тоже оборотнем...
Во взгляде Лены смешались самые разные чувства. Она знала, что оборотней не бывает, но что-то в голосе Дэна и его глазах говорило: он не шутит и не врет.
Виктор улыбнулся так широко, что стал похож на Тоторо, и наклонился к Лене:
- Вы все еще не верите в мистику? Тогда мы идем к вам! Вот и оборотни уже появились... Жаль, серебряных пуль у меня нет, – с улыбкой на лице он повернулся к Дэну:
- Да, малыш, похоже, ошибся я в тебе – «aqua vita» на ночь была лишней, - тут Виктор посерьезнел.
- А теперь, мой юный дрю-ю-юг расскажи-ка нам все подробно: зачем свалил из дома, что искал в лагере, как оказался привязанным к дереву. Только внятно, без этих ваших «жесть» и прочего. Пользуйся простыми предложениями, ну, как в букваре: «я решил пойти в лагерь. Мне хотелось...» ну и дальше описываешь, чего тебе хотелось. Вот примерно так. Слушаю с нетерпением! – и Виктор поудобнее устроился на траве. Лена поддакнула:
- Да-да, Дэнни, а еще расскажи, почему твои «оборотни» не прибили тебя сразу, а сначала расстегнули ширинку?

Отредактировано Robert (2015-09-26 01:35:04)

0

57

Дэн глубоко вздохнул, сосредоточился и начал говорить, как объяснил Виктор. Поскольку для неподготовленного парнишки, после всех сегодняшних приключений, это было сложно, Дэн говорил с паузами:
- Ладно... я пришел в лагерь… посмотреть свои вещи... и остальных... потом я выключился... и оказался привязанным к дереву... потом они меня щекотали...
- Каких «остальных»? – Лена недоуменно посмотрела на него.
- Дэн, очнись! Мы все были у Виктора. И кто «они»?
- Вещи остальных! – возмущенно выпалил Дэн. Лена нахмурилась.
- А чего один поперся? Никого не предупредил? Тут тебе не Арбат, а горный Алтай - жопа мира, можно сказать!
Дэн заметно смутился.
- Ну... меня как будто потянуло... вот и все...
- «Потяну-у-у-у-уло»! – передразнила его Лена. Кивнув в сторону Виктора, она продолжила:
- Виктору скажи спасибо. Если б не он, сидел бы сейчас, привязанный к дереву на поляне, и резвились бы с тобой эти, как их... Ты хоть лица запомнил?
Дэну никогда не приходилось так долго быть в подчиненном положении (сначала оборотни, теперь вот свои же), поэтому он возмутился всерьез.
- Да мать твою, я тебе третий раз повторяю! Это был тот мужик с девушкой... – и он насупился.
Виктор, наблюдая за спором и услышав ругательство Дэна, усмехнулся:
- А сможешь? Ну, чисто технически? – увидев недоумение на лицах Лены и Дэна, Виктор пояснил с улыбкой: - Это я по поводу матери Лены… - после чего задумался на несколько секунд, пока остальные отгоняли от себя пошлые мысли, и обвел взглядом Лену и Дэна.
- Теперь подведем итоги, - повернувшись к Дэну и пристально глядя на него, Виктор продолжал:
- Значит, пока мы спали, ты пришел в лагерь, стал лазить по палаткам... кстати, а зачем? У кого-то в экспедиции было что-то дорогое для тебя? Деньги, ценности, наркотики, оружие? «Просто потянуло» - это, знаешь, очень расплывчато. Хя оставался с нами, так что причины твоего отсутствия мы рассмотрим... потом, в укромном месте, с глазу на глаз, - он с усмешкой подмигнул Дэну.
- Затем, выйдя из палатки, ты внезапно потерял сознание и очнулся, уже привязанный к дереву. Рядом с тобой находились двое - мужик и девушка. При этом мужика ты уверенно идентифицировал, поскольку именно он уже появлялся в пещере и пытался не дать Лене соединиться с остальными членами экспедиции. Девушку, находившуюся с ним, ты не знаешь и видишь впервые. Так? Тем не менее, обоих ты запомнил в лицо и сможешь опознать при встрече. Все правильно? – после каждого предложения Виктор делал паузу и испытующе смотрел на Дэна, а тот, обдумывая сказанное, утвердительно кивал. Закончив описание ситуации, Виктор продолжил:
- Насчет газов и наркоты - не знаю, лично я газов не ощущал и не видел, как ты принимаешь всякое, поэтому поверю тебе на слово.
Краем глаза Виктор увидел возмущенное лицо Лены и повернул к ней голову:
- Как-никак, он действительно оказался связанный у дерева - кто-то же его туда принес и привязал? Какой смысл Дэну рассказывать сказки? Чтобы отпугнуть нас от пещеры? Ладно, это был бы… я не знаю… местный шаман… или кто-то еще в этом духе… - тогда это имело бы смысл. А ему зачем?
- Кстати, совсем забыла... – Лена хлопнула себя ладонью по лбу.
- Тут еще местный пацан все отирался. Странный... Оборванный весь какой-то. С нами сначала напросился. Потом исчез куда-то. Дэн, его ты не видел? Может, это как-то связано? – Дэн сделал недоуменное лицо и пожал плечами.
Теперь Виктор обращался уже к обоим.
- Опять же насчет оборотней. В классическом варианте оборотень превращается в зверя только ночью, в полнолуние, и это длится на протяжении полнолуния. Но это европейский вариант. В Сибири, кстати, тоже существуют легенды об оборотнях - но там это медведь, и превращается в него, как правило, шаман. Насчет завязки на полнолуние местные легенды ничего не говорят, возможно, там другой день. Правда, это связано с особым обрядом, но такое превращение возможно. Хотя серебряных пуль у меня и нет, однако есть сигнальные патроны. Оборотень обладает материальным телом, в отличие от призраков. А такое тело имеет одно неприятное свойство, - Виктор вздернул в ухмылке верхнюю губу, - оно способно гореть, пусть и недолго. Значит, сигналки вполне могут подойти. Да и картечь с близкого расстояния... не думаю, что рана во весь живот или во всю голову так уж сразу затянется. А, как говорится в культовом фильме «Хищник» -  «если его можно ранить, значит, его можно и убить».
Выслушав очередную лекцию Виктора, Лена поморщилась и недовольно пробормотала под нос:
- Чушь собачья. Нет, если это не газ, то явно какая-то геомагнитная аномалия. Все как с ума посходили! Самоубийства, оборотни, щекотка.... Бр-р-р... – она передернула плечами.

0

58

Тем временем оборотни добрались до старого дома высоко в горах. Внешне он был похож на дом Виктора, только снаружи не был обшит дранкой. Внутри обстановка была типичной для деревенского дома средней руки старой, дореволюционной постройки. Стены его  были сложены из потемневших от времени, но крепких лиственничных бревен, а фундамент – из дикого камня.
Уже в человеческом облике они сидели за столом. Вместе с ними сидел седовласый старик, а у печки хлопотала такая же седая старушка.
- Вот, батюшка, - обратился к старику Рысь-человек, - опять в наши края пришлые пожаловали.
Старик улыбнулся:
- А сам-то кто? Сам ведь пришлый, вон, понравился дочурке. А если бы нет – порвали бы тебя Медведь с Волчицей. Ты поподробней можешь рассказать?
- Могу. Там несколько девушек и парней. Помогает им Виктор из местных.
Старик кивнул головой.
- А, знаю я его, хороший парень. А остальные, значит, студенты? А убитый кто? – он пристально посмотрел на Рыся. Тот почтительно склонил голову.
- От тебя ничего не скроется, батюшка, тоже студент. Они пещерой интересуются.
При этих словах старик легко ударил оборотня по лбу:
- Дурило, с этого начинать надо было! – старик, опустив голову, задумался, потом сказал, как бы про себя:
- Слышь ты, старая пещера им понадобилась… - и вновь посмотрел на Рыся:
- Что ещё сказать можешь?
- Щекотки они боятся. – Старик засмеялся:
- Ох ты, вот оно как. Нам бы поспрошать их… - он вопросительно посмотрел на Рыся. Тот смущенно опустил голову:
- Споймал я одного, да помешали всё выведать. И оружие у них есть.
Старик задумчиво посмотрел на пару, сидящую за столом, потом повернулся к очагу:
- Ну что, мать, есть у нас еще силы молодецкие? – и задорно вскинул голову. – Поможем общему делу, а заодно и годы наши молодые вспомним! – глаза его так и засверкали. Старушка, распрямившись у очага, хитро улыбнулась:
- Отчего же не помочь. Конечно, поможем. Только сначала поедим, а потом уж все вместе вниз пойдем. Да и посмотрим, кто в лагере их есть.

0

59

*****
Виктор, не отреагировав на бормотание Лены, встал и с хрустом потянулся.
- Ну что, по-моему, пора идти в пещеру. На всякий случай... принимаю командование на себя, - увидев возмущение на лице Лены, он пояснил:
- Я так понял, что Михаил подходил минимум по двум параметрам – «самый старший» и «наличие огнестрела». Думается, что я тоже подхожу по этим параметрам, - Виктор шутовски раскланялся.
- Значит, далее таким образом: добираемся до пещеры. В пещеру входим так: я впереди, за мной Лена, Дэн - замыкающий. Даша спит... Эх, мне бы ее счастье... – с завистью в голосе протянул Виктор.
- В залах можем перераспределяться, но только по моей команде! И вообще - любая ваша реакция только по моей команде!
Ощутив напряжение, излучаемое Леной и Дэном, Виктор решил немного ослабить нажим.
- И, народ, давайте договоримся здесь: если у кого есть претензии к такому распорядку - идите сами, а я вас здесь подожду. Оборудованием поделюсь, а ствол не дам, даже и не просите. - Виктор повернулся к Дэну.
- Помню, ты просил продать обрез - но сейчас форс-мажор, извини, братское сердце. Теперь: вы идете со мной и на моих условиях или нет? Жду ответа!
Лена нахмурилась и проворчала:
- Раскомандовался тут… Ладно, я иду, - и подумала: «Так, всеми правдами и неправдами дойду до того места, выкину эту штуку и свалю отсюда. Кто попробует меня остановить - сам виноват».
Дух, который незримо присутствовал тут же все это время, обрадовано улыбнулся – то есть если бы в его нынешнем состоянии ему было бы чем улыбаться, то он непременно сделал бы именно это. «Та-а-ак, решилась. Это хорошо, очень хорошо...»
Виктор, услышав Лену, тяжело посмотрел на нее.
- Слово произнесено и скреплено. А Дэн? Или ты за него скажешь? Если скажешь - значит, ты должна будешь его контролировать. И все его косяки - равно как и успехи - будут на тебе. Если что - ты за него ответишь. Жду ответа, красавица!

0

60

В ответ на слова Виктора Лена с решительным видом взяла вещи, развернулась и двинулась к реке.
- Ни за кого я отвечать не собираюсь! Небось, сам не маленький.
Виктор тяжело вздохнул.
- Ну что ж... Значит, Дэн идет с нами до лагеря и составляет компанию Даше. – Виктор обратился к Дэну:
- Но имей в виду - в пещере трудно отличить друга от врага. Поясняю для особо одаренных: если вылезешь под ствол, либо начнешь финтить - пристрелю на раз! – Виктор нахмурился.
- Запомни: любые твои телодвижения, затрудняющие путь мне и Лене - будут пресекаться вплоть до твоей смерти! – голос Виктора напомнил звук ноябрьского ветра, дующего в ветвях мертвых деревьев:
- А смерть - это хо-о-олодно... Так что, если надумаешь - иди за нами, и не суйся вперед!
Виктор с Леной ушли через брод в сторону лагеря, Дэн потянулся за ними. Дойдя до лагеря, они услышали довольно громкий храп – видимо, Даша как-то неудачно повернулась, либо спиртное расслабило мускулатуру ее носоглотки.
Уже в лагере Виктор обратился к Лене:
- Значит, порядок прежний: я иду первым, ты за мной. И будь любезна - не трепыхайся, как в лесу, - Виктор по-доброму усмехнулся. Поймав напряженный взгляд Лены, он заговорил гипнотизирующим тоном, с паузами между фразами:
-  Иди спокойно… Помни – я впереди… у меня ствол… если кто встретится на пути… я его завалю… Если этот «кто-то»… окажется сильнее меня… ты это поймешь… Тогда доставай нож… и представь себе… что ты разделываешь мясо… к обеду…
В это время Дух удовлетворенно подумал: «Ну, добро пожаловать...  Вот теперь - поиграемся. Для начала так…» Очередная эманация – и поднялся сильный порывистый ветер. Лена поежилась от такого внезапного порыва.
- Бр-р-р... Вить, хватит уже тоску нагонять! Пристрелюу-у-у... До сме-е-е-ерти... Нет там никого, - и неуверенно добавила: - Да даже если и есть... от одного твоего вида разбегутся.
Выразительно окинув взглядом Виктора, Лена пробубнила под нос «Ненавижу разделывать мясо».
Виктор, услышав вторую фразу Лены, бросил ей через плечо:
- С чего ты это взяла? Я вроде как скромный учитель..., - после чего с улыбкой обратился к Дэну:
- Оставайся-ка ты, братец, здесь… - и, сняв рюкзак и развязав его, достал оттуда охотничий нож в ножнах, который и протянул Дэну.
- Держи. И помни - если сам полезешь в пещеру, будь осторожен, я стреляю на звук. Ты, это, - Виктор похабно ухмыльнулся, - хочешь – Даше компанию составь, а хочешь – снова по палаткам полазай. Может, чего и найдешь. Но если чего ценного найдешь - чур, на общак! Имей в виду - если не поделишься, я с тобой отдельно поговорю. – Виктор ухмыльнулся с прищуром. Затем он достал из рюкзака налобный фонарик, осмотрел его и слегка покряхтел:
- Ну да, тут как в фильме: «Эх, коротка кольчужка... Не враг дал, сам ковал...» Ладно, попробуем вот так... – Виктор начал крепить фонарик к выемкам на стволе и огорченно бормотать себе под нос: «Да уж, придется держать равновесие... А через шкуродер полезем?.. Ладно, если что - фонарь на полную, затем отвлекаем базаром, и сразу пиф-паф...»

0


Вы здесь » Форум Tickling in Russia » Литературные игры » Литературная переработка ролевой игры "Пещера"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC