Форум Tickling in Russia

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Tickling in Russia » Все о щекотке » Та самая игра. Перевод.


Та самая игра. Перевод.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Та Самая Игра.

Оригинал: Jeff McN. Tickle Strip.

http://www.ticklingforum.com/showthread … p-Part-one

Перевод - Трикстер.

Начало.

Этим вечером компания выбрала своей жертвой Синди. Франси’н наткнулась на неё в самом начале мероприятия. Прелестная штучка! Маленькая нахальная первокурсница с лицом феи, огромными глазами и тёмными волосами, заплетёнными в игривый хвостик. Франсин как следует изучила её, пока вечеринка для «новобранцев» колледжа неторопливо набирала градус. Наблюдала, как она танцует, прислушивалась к её смеху, рассмотрела с головы до ног. Воздушный розовый шёлковый шарф на шее. Синяя джинсовая жакетка и такая же мини-юбка. Белая блузка с оборками открывала достаточно много, включая частицу кружевного лифчика, кокетливо выглядывавшего меж полных круглых грудок. Туфли на ремешках и прозрачные шоколадные чулочки с кружевными подвязками, то и дело сверкавшими из-под подола узкой юбки. До того соблазнительный лакомый кусочек, что у Франсин прямо мурашки в разных неприличных местах забегали. Она решила, что лучшей игрушки для их маленькой ежемесячной игры и не придумаешь.

Она не заметила, как рядом появился Пол.

- Как вы могли, коллега?! – Воскликнул он. – Отправиться на охоту без лифчика?!

Франсин покраснела и быстро скрестила руки на груди, чьи контуры, драпированные тонкой тканью белого свитерка, не укрылись от зоркого взгляда «коллеги».

- Извращенец. – Откликнулась она, не отрывая глаз от Синди. Пол проследил её взгляд и присвистнул.

- О-о-о-май-гад! – Выдавил он. – Какая прелесть!

- Коллега… – Ухмыльнулась Франсин. – Вы что – уже влюблены?

- Ничуть! – Ответил Пол. – У меня иммунитет к этому опаснейшему заболеванию. – Он ткнулся ей в ухо и прошептал. – Она будет смотреться ещё лучше, когда отделается от части этих милых тряпиц… И вдоволь поизвивается на нашем игорном столе…

Франсин улыбнулась и кивнула.

- Давай проверим её. – Сказала она.

- Непременно, мадам! – Отозвался Пол и растворился в толпе.

Синди бродила по комнатам, полных людей, в поисках знакомых, но без особых успехов. Она любила вечеринки, но здесь чувствовала себя какой-то чужой. Она подумала, что если вдруг что-то замутится, у неё будет шанс проявить себя и вписаться. Но окружающие не походили на тех, кто способен что-то замутить.

Её взгляд упал на очень симпатичную девушку со светлыми, медового оттенка волосами. Почти на голову выше Синди, в замшевых сапожках и чёрных лосинах на длинных, стройных ногах – дальше следовали до провокационности короткие шорты и обтягивающий белый свитерок с высоким воротом. И всё это ей страшно шло! Настоящая красавица. Заметив взгляд Синди, девушка приветливо улыбнулась. Синди улыбнулась в ответ и помахала рукой.

- Привет! Я – Франсин. – Сказала блондинка, подойдя к Синди. – Новенькая?

- Я Синди. – Ответила она, чуть смутившись. – Я пришла с друзьями, но они все куда-то делись. Или это я потерялась…

- Не беспокойся, ты уже нашлась. – Улыбнулась Франсин. – Я с последнего курса. Мы пришли с другом – он где-то блуждает в поисках пива. Мы любим ходить на вечеринки для новичков. Заводить новые знакомства, помогать людям освоиться…

- …взрывать им мозг своими шортами… – Хихикая, продолжила Синди.

- И кто бы это говорил? – Ответила Франсин, с лукавой улыбкой покосившись на мини-юбочку Синди.

Синди совсем смутилась – и от своего некстати проснувшегося остроумия, и от того, что Франсин была права.

- О, я так одеваюсь только на вечеринки. – Принялась оправдываться она. – Никогда не знаешь, что может произойти… Вдруг я встречу кого-то, кто мне понравится. Надо же произвести на него нужное впечатление!

- Истинная правда! – Сказала Франсин, улыбаясь до ушей.

Внезапно Синди взвизгнула и чуть не выпрыгнула из туфель, мгновенно став центром общего внимания. Она завертелась на месте, чуть не упала и, неистово извиваясь, пыталась выцарапать что-то из-под одежды у себя на спине. Из соседних комнат высунулись головы новых зрителей искромётного шоу. Заметив сочувственный интерес окружающих, Синди кое-как извинилась и опрометью бросилась в ванную.

- Сзади у неё всё в порядке. – Жизнерадостно сообщил Пол, проходя мимо Франсин.

Франсин почувствовала, что у неё участилось дыхание.

- Давай дальше. – Сказала она.

- Как скажешь. – Ответил Пол. – Хотя, по-моему, и так всё ясно. Не своди с неё глаз.

Синди вернулась несколько минут спустя, избавившись от негодной пушинки, которая умудрилась влететь за воротник именно ей – менее всего способной вытерпеть присутствие подобных летающих объектов под одеждой. Она шла по комнатам в поисках Франсин. Синди не хотелось её потерять – на этой скучной вечеринке Франсин казалась единственным человеком, кто точно знает, как хорошо провести время.

Они столкнулись в коридоре.

- Ты здесь! – Франсин с облегчением всплеснула руками. – Всё хорошо?

- Да! Всё в порядке. – Сказала Синди, неестественно хихикая. – Просто какая-то ерунда свалилась мне под блузку.

- Слава Богу! – Обрадовалась Франсин. – Все так испугались. Теперь я понимаю, что ты имела в виду под «произвести впечатление». У тебя это неплохо получается. Хорошо, что та «ерунда» не забралась поглубже. В тебя и так уже пол-кампуса влюблено. Оставь мне хоть кого-нибудь!

- Что ты! – Воскликнула Синди. – Если поглубже, я бы вообще умерла!

Дьявольская улыбка озарила лицо Франсин. Внезапно между девушек втиснулся Пол, держа над головой две бутылки пива.

- Привет, крысулька! – Заорал он. – Познакомь со своей новой подружкой!

- Сам ты крысуль. Это Синди. Синди, познакомься – это крысуль. Откликается на кличку Пол.

- Привет, Пол! – Сказала Синди.

- Привет! – Широко улыбнулся Пол. – Добро пожаловать в Мир Высшего Образования! Мы здесь все такие таинственные! Тебе понравится!

Устроившись на каком-то диване, они пили и болтали, всё более непринуждённо.

- Кстати, о новых лицах… – Вполголоса обратился Пол к Франсин. – Тебе попался кто-нибудь, годный для Игры? По-моему, глухо…

- Увы… – Откликнулась Франсин.

Синди ожививилась.

- Игра? Какая игра? – Спросила она.

Франсин огляделась и ответила, понизив голос.

- Ну… Мы стараемся это не афишировать. А то играть хотят все, но не каждый может…

- А что за игра? – Спросила Синди, вне себя от любопытства.

- Та Самая… – Заговорщицки прошептал Пол.

- Ти-Эс. – Пояснила Франсин. – Она не для всех. Нужны хорошие способности, иначе ничего не получится.

- Джордж уже подготовил всё в подвале. – Сказал Пол, пока Синди думала, как ей реагировать на поступившую информацию. – А мы всё ищем… Так трудно держать это в тайне…

- А! Ти-Эс! – С видом знатока сказала Синди.

- Ну, да. – Сказала Франсин. – Мы прямо здесь играем, внизу, пока все нахлобучиваются. И никто даже не догадался!

- Вот что значит – звукоизоляция! – Сказал Пол. – А то некоторые убить готовы, лишь бы пролезть…

Синди смотрела на них во все глаза и мучительно размышляла, как ей всё разузнать. Она умирала от желания спросить, в чём заключается эта игра, но ведь было ясно, что об этом должны знать ВСЕ. Синди совсем не хотела прослыть единственной в мире идиоткой. Был только один способ всё выяснить.

- О… Май… Гад… Как я люблю Ти-Эс! – Воскликнула она. – Я так давно в неё не играла! Всё не с кем и не с кем. – Она сделала паузу и беспечно добавила. – А раньше я ещё как играла! Никто за мной угнаться не мог!

Франсин недоверчиво посмотрела на Синди и перевела взгляд на Пола.

- Что думаешь? – С огромным сомнением в голосе спросила она.

- Даже не знаю. – Сказал Пол. – Надо спросить остальных. Вообще, с виду она подходит.

Синди чуть не запрыгала от радости. Она вертела головой, переводя молящий взгляд с Пола на Франсин. Хвостик её волос трогательно мотался туда-сюда.

- Ну, пожалуйста! – Тараторила она. – Я так люблю эту игру! Я никому не расскажу!

Франсин хихикнула.

- Держу пари, что не расскажешь.

Пол кивнул.

- Ладно. Я поговорю с Джорджем и Тришей. – Он поднялся и вышел из комнаты.

Синди сияла. Франсин тоже улыбнулась и пристально, оценивающе оглядела Синди с головы до ног. Синди быстро взглянула на неё.

- Я что – не так одета? – Встревоженно спросила она.

- Наоборот. Идеально. – Сказала Франсин и нахмурилась. – А разве ты сама не знаешь?

Синди спохватилась.

- Ну… Конечно, знаю… Просто я подумала… может, для тебя…

- Когда ты играла последний раз?

- Так… Ну… В общем... – Бормотала Синди. – В прошлом году, на...

Франсин строго посмотрела на неё.

- Синди, скажи мне правду. – Сказала она. – Ты вообще не знаешь, о чём речь, не так ли?

Синди выглядела удручённой.

- Ну... Не совсем…

- Ах, Синди… – Укоризненно сказала Франсин.

- Пожалуйста, возьмите меня! – Умоляла Синди. – Я всё схватываю на лету! Клянусь! Пожалуйста, не говори им…

- Не знаю... – Задумалась Франсин.

- Пожалста-пожалста-пожалста!!! Франсин, миленькая! Просто объясни вкратце – что нужно делать – я отлично справлюсь!

К радости Синди, Франсин как-будто смягчилась и даже улыбнулась.

- Ну, ладно. Рискну здоровьем. Пусть это будет наша тайна. Я объясню, что к чему и буду подсказывать, если понадобится. Но схватывать придётся быстро! – Она снова улыбнулась. – Реально быстро.

- Круто! – Обрадовалась Синди. – Спасибо, спасибо, Франсин! Ну, рассказывай – с чего там всё начинается?

- Сначала, – сказала Франсин, – мы избираем жертву.

- Чего?

Франсин рассмеялась.

- Просто такое название. Выбираем того, кто… – Она взмахнула рукой. – Пол идёт.

Пол поднял большие пальцы обеих рук, показывая, что всё в порядке.

- Ладно, дальше разберёшься сама. – Шепнула Франсин. – Я буду подсказывать. Идём.

Синди, волнуясь и робея, последовала за своей наставницей. Они прошли на кухню, где Пол и Франсин познакомили её с Джорджем и Тришей. Джорджа, высокого и длинноволосого, она уже видела. Триша – очень хорошенькая, рыжая, одного роста с Синди, в джинсовых шортах как у Франсин, сиреневых лосинах и туфлях того же цвета. Дождавшись момента, когда на кухне не осталось посторонних, Джордж открыл дверь в подвал, и они оказались на лестнице, в кромешной тьме. Франсин взяла Синди за руку, а Джордж, пропустив их вперёд, запер дверь и залил щели звукоизолирующей пеной, пока Синди пыталась понять, что это за пшикание.

- Игра бывает довольно шумной. – Прошептала Франсин.

Джордж включил фонарик и посветил вниз.

- Народ! Смотрим под ноги!

- Скорей! – Шепнула Синди. – Скажи, что делать!

- Может, и ничего. – Ответила Франсин с какой-то странной улыбкой. – Легче всего играть, когда ты избрана.

- Куда избрана?

- В начале игры мы тянем жребий, чтобы выбрать жертву.

Сердце Синди заколотилось. Она сжала руку Франсин в темноте и спросила:

- А что… что происходит… с жертвой?

- Ти-Эс. – Сказала Франсин. – «То Самое», как выражается Пол. На самом деле это расшифровывается как «Тикл-Страйп».

- Это… что-то вроде покера на раздевание? – Пролепетала Синди.

Франсин хихикнула.

- Почти угадала. Любую часть тела жертвы, которая не скрыта от глаз одеждой, можно щекотать. Если не утерпишь – с тебя что-то снимают. И так далее. Это называется «положительная обратная связь» или, что то же самое – эффект лавины. Вы это ещё не проходили. – Франсин стиснула руку Синди. – Проще говоря – чем щекотливей жертва, тем быстрей её раздевают. И тем больше мест для щекотки. - Синди ахнула.

Они спустились в подвал – небольшую комнату, неровно освещённую несколькими трековыми светильниками. Обстановка ограничивалась коврами на полу, несколькими стульями, длинным полированным столом – и рядом шёлковых верёвок, свисавших с бетонного потолка на прочных крюках. На полках с другой стороны комнаты Синди увидела множество инструментов, при виде которых у неё дрогнули коленки. Кисти – для живописи и для бритья, ватные палочки, веники и большая коллекция всевозможных перьев, которых хватило бы на настоящую перьевую метлу.

Когда Синди осознала сложившуюся ситуацию, по её спине пробежал холодок. Во что она ввязалась? Тикл-Страйп. У неё задрожали руки.

- Итак, начали. – Джордж вынул колоду карт и стал тасовать. – Туз пик укажет жертву. Синди, тебя, как нашу новенькую, не затруднит сдвинуть карты?

- Н-н-не затруднит. – Сказала Синди.

Она взглянула на Франсин, та ободряюще улыбнулась.

«Да ладно!» – Подумала Синди, – «Здесь целых пять человек. Мои шансы стать жертвой не так уж велики. Это может быть даже весело...»

Она сдвинула карты и все собрались вокруг стола. Джордж раздавал карты лицом вверх. Триша взглянула на Синди, потом – на Франсин и подмигнула ей. Джордж мог творить с картами всё, что хотел. Он раздал по одной, затем по две. Синди немного успокоилась. Томительное предвкушение уже казалось ей почти приятным, когда на стол перед Синди приземлился туз пик.

Девушка уставилась на него с замиранием сердца. В отчаянии она взглянула на Франсин, но та лишь злорадненько ухмылялась – как тогда, у двери – но теперь пути назад у Синди больше не было. Тикл-Страйп... Она с трудом сглотнула разом пересохшим горлом. Все смотрели на неё. Рыжая Триша приблизилась и Синди инстинктивно обхватила себя руками.

- Нет-нет-нет… Не надо так делать… – Замурлыкала Триша. – Это не по правилам, милая.

До Синди постепенно дошло, что имелось в виду. Она безвольно уронила руки и покорно взглянула на Тришу.

- Хорошая девочка. – Сказал та, оглядывая её сверху донизу. – У меня король – я начинаю?

- Она вся твоя. – Сказал Джордж, убирая карты.

Синди огляделась в отчаянии.

- Но… Но…

- Но что, дорогая? – Спросила Триша драматическим шёпотом. Она убрала несколько прядей волос с лица Синди. – Тебе так идёт этот хвостик. А посмотрите, какие чудесные ушки! Прямо эльфийские! – Руки Триши взметнулась вверх и два маленьких пушистых пёрышка затрепетали за ушами Синди.

Синди фыркнула и безотчётно захихикала.

- Хи-хи-хиии! Хватит!

- Вот ведь молодчинка! Уже проиграла! – Триша принялась разматывать шарфик на шее Синди.

- Как это?! – Ахнула Синди, чувствуя лёгкий сквозняк на обнажившейся шее. – Почему?

Франсин кивнула Полу. Тот крепко взял Синди за руки, а Франсин подошла сзади и принялась нежно водить длинными ногтями вверх-вниз по шее Синди.

- Запоминай, сладкая. – Прошептала Франсин ей на ухо. – Есть три волшебных слова: "хватит", "стоп" и "Трамп". Как только ты произносишь одно из них, с тебя что-нибудь снимают. В общем, чем сильней ты боишься щекотки, тем быстрей тебя разденут.

Синди сглотнула.

- А насколько… меня разденут? – Шепнула она в ответ. – Д-д-до нижнего белья?

Франсин хихикнула.

- До самого нижнего. В котором тебя мама родила. И всё, что мы увидим, можно будет пощекотать.

Синди ахнула.

- Прямо всё? Во всех местечках?

- Йййееессс. – Сладко выдохнула Франсин. – А когда на тебе ничего не останется, начнётся… главное веселье…

Глаза Синди распахнулись от ужаса – и тут Франсин взялась за неё всерьёз.

- Иииииии! ИИИИИИИ! – Синди забилась и заверещала.

Все десять пальцев Франсин на острых копытцах отточенных ноготков поскакали вниз по её шее, забрались под воротничок, и Синди скорчилась, хихикая как ребёнок.

- Иииии-хи-хи! Иииии-хи-хи-хи-хи-хи! Хватиииихихихихи…

- Ты что-то сказала, Синди? – Спросила Франсин, приостановившись.

Синди поняла, что чуть не произнесла одно из «волшебных» слов, её сердце колотилось.

- У-у-уй… – Пальцы побежали вокруг её шеи, огибая её в разных направлениях, то забираясь под подбородок, то зарываясь в затылок под самым хвостиком. Синди взорвалась смехом почти немедленно.

- Иииииииииих! Хва… Х-х-хвати-и-и-ит! – Не выдержала она наконец.

- Прекрасная выдержка, Синди. – Похвалила Франсин. – Такими темпами мы очень скоро дойдём до чулочков!

Продолжение следует...

0

2

Продлжение.

«О-о-о ма-а-ай га-а-ад!» – Подумала Синди. – «Я должна вырваться отсюда!» – Она вспыхнула как маков цвет, когда Франсин стащила с неё жакетку. – «Надо как-то вытерпеть!» 

Рукава её блузки, как назло, оказались закатаны выше локтей. Пол схватил её руку над запястьем, в другой руке он держал ватную палочку.

- Большинство женщин даже не знают, насколько чувствительно это место. – Усмехнулся он.

Синди с опаской смотрела, как ватный кончик приближается к нежной плоти её запястья. Её ушки покраснели, она зажмурилась и едва справлялась с неодолимым желанием извиваться и вырываться. Когда комочек ваты скользнул по внутренней стороне её предплечья – она задохнулась от неожиданности. Словно круги от упавшего камешка, волны дрожи пробежали вниз по её телу – она прикусила губу и заскулила.

Пол улыбнулся и принялся вертеть ватным наконечником, медленно перемещая его к сгибу локтя. У Синди подкосились колени. Она не могла это вынести! Это было невыносимо! Она пыталась вырвать руку, но Пол держал крепко, продолжая сверлить её кожу мерзкой ватной палочкой. Она упала на колени и услышала крик своей измученной души:

- О-о! О-о-о! О-МАЙ-ГА-А-АД!

Когда Пол двинулся дальше, то вворачиваясь своим орудием в её кожу, то строча по ней с быстротой швейной машинки, Синди словно обезумела, корчась всем телом, бросая голову то назад, то вперед и пронзительно визжа.

- Ааааах! Ииииих! Иииииииих! Сто-о-о-о-оп!!!

- Прощайся с блузкой! – Радостно сказал Пол.

Синди задыхалась. Франсин придержала ей локти, пока Пол возился с пуговицами. Синди беспомощно наблюдала, как он распахнул её блузку, открыв на всеобщее обозрение белую ткань лифчика. Франсин отпустила её руки и блузка тихо скользнула на пол.

Лифчик сиял белизной на фоне её раскрасневшейся кожи. Синди поставили на ноги. Джордж взял её голые руки и скрестил их в запястьях. Она увидела качающийся перед ней шёлковый шнур и вскрикнула.

- О, Боже! Нет! Пожалуйста! Только не это!

Пока она смотрела на него, парализованная ужасом, Джордж быстро и умело связал ей запястья, туго натянул шнур и привязал его к крюку в потолке, оставив Синди с вытянутыми вверх руками, соблазнительно беззащитными боками и подмышками, балансирующей на кончиках туфель.

- Ну, как – удобно? Самое время для грязных танцев! – Весело сказал Джордж.

Остальные ухмылялись и смотрели.

Синди едва дышала, пот струился по её розовым подмышкам. Охваченная ужасом, она беспомощно смотрела, как Джордж выбрал на полке парочку жёстких, заостряющихся перьев и направился к ней.

- О, нет… Нет… Пожалуйста, нет… Сто… стой…

- Куда ты так спешишь, малышка? – Огорчился Джордж. – Мы ведь только начали… Неужели так не терпится остаться без юбки?

Глаза Синди расширились, она нервно сглотнула и непроизвольно скрестила ноги. Она знала, что шансов у неё почти нет. «Боженька, пожалста-пожалста, помоги мне это вытерпеть!»

Перья коснулись её кожи. Она ахнула и конвульсивно отпрянула. Джордж медленно вёл перьями вверх по её бокам. Добравшись до сгибов локтей, он так же неторопливо провёл ими вниз – до самой талии, где позволил себе немного поиграть.

- Ииих! Аааах! – Взвизгнула Синди, изгибаясь в попытке укониться от перьев.

Когда Джордж вновь заскользил ими вверх по её бокам, она стала задыхаться. Затем перья вновь поползли вниз по её рукам… Синди трепетала, судорожно сплетая ноги в ужасном предчувствии. Вдоволь погуляв вокруг да около – постепенно сужая круги, скользя чуть выше, скользя чуть ниже – пока изматывающее предвкушение не переполнило её до краёв, а сердце не заколотилось как трещотка на ветру – перья разом погрузились в гладкие, блестящие от влаги подмышки.

Синди мгновенно взорвалась неистовым визгом. Она извивалась словно в экстатическом танце, неудержимо хихикала, висла на веревке, пока Джордж разгонял колесницу безумия, щекоча ей подмышки. Она никогда не чувствовала себя настолько беспомощной. Кончики перьев вертелись в чувствительных впадинках, а Синди верещала, как ребенок.

- Ииииииии-и-и-и-и! Ииииииииииииии-и-ийааииийаааийаааа! – Перья танцевали вниз по искрящимся от пота бокам, бегали под рёбрами, вызывая всё новые спазмы судорожного смеха.

- Ииии-хи-хи! Иии-хи-хи-хиии! Хва… – Она едва спохватилась! – Аааа-ха-ха-хааа!

- Тепло, Синди, тепло! – Радовался Джордж. – Перья скользили вдоль каймы лифчика, прошлись вниз по выгнутой дугой спинке – она билась и вертелась в безудержных конвульсиях.

- Ооо-о-о-и-и-хи-хи-хи-хи-хи-хи! – Волшебные слова так и рвались из её груди, но она не могла – ведь тогда с неё снимут юбку!

Перья опять запорхали вверх по её бокам – и снова нашли розовые впадинки подмышек. Синди просто забулькала, её лицо налилось пурпуром, ноги сплетались и расплетались, подгибались, оставляя её раскачиваться на весу, и опять выпрямлялись. Она больше не могла!

- Иии-хи-хи-хи-хи-хиииии! Ст… Стоо… Стооооооохиии-хи-хи-хи-хииии! Хва-а-атит!

- Мне послышалось или ты в самом деле это сказала? Как ты могла?! Я только вошёл во вкус! – Жаловался Джордж.

Синди свисала с потолка, не в силах опереться на ноги. Она почувствовала, как на ней расстёгивают юбку. Вжикнула молния.

- Не надо… – Простонала она.

- Тебе это больше не понадобится. – Мстительно сказал Джордж.

Перья вонзились в её бока и заплясали вокруг талии, заставив верещащую Синди извиваться в неком подобии танца живота. Расстёгнутая юбка поползла вниз по её бёдрам. Джордж щекотал девушку, пока юбка не оказалась на полу.

Синди огляделась вокруг – подвешенная к потолку, в одном белье, не считая чулок и туфель, среди четырёх полностью одетых чужих людей, пунцовая, готовая провалиться под землю от стыда.

- Давайте стол. – Сказала Триша.

Джордж и Пол подхватили Синди за щиколотки и потянули их вверх. Синди вскрикнула от испуга и неожиданности, беспомощно болтаясь на весу, пока Триша и Франсин пододвигали стол под реющий в воздухе задок. Триша выбрала на полке художественную кисть с жёсткой щетиной, взобралась на стол и уселась на коленки меж раздвинутых ног Синди.

- Что… что ты хочешь? – Захныкала Синди.

Триша порочно улыбнулась и провела кистью над белыми трусиками.

- Не волнуйся, милая. Я просто немножко пощекочу твой животик.

- Пожалуйста, не надо. – Задыхаясь, прошептала Синди. – Я не выдержу... Сто…

- Ш-ш-ш… Не так быстро! Мы же только начали! – Триша медленно водила щетинками взад-вперёд по голому животу Синди. – Щекотно?

- А-а-а-а-а… и-и-их… х-хи-хи-хи…

- Ооооо! Ещё как!

Синди изворачивалась, пытаясь как-то уклониться от кисточки, но Триша сидела у неё между ног и прижимала бёдра своими коленями.

- Терпи, сладенькая! – Заботливо ворковала Триша, расписывая розовую кожицу Синди над самой линией трусиков. – Шутки кончились. Мы играем на твои туфельки.

- И-хи-хи-хи-хии! Хва-а-ха-ха-ха-ха! – По-детски заливалась Синди. – Пожа-ха-ха-ха-халста! Хи-хи-хиииии! – Триша была беспощадна. Её кисть то танцевала по верхушкам бёдер Синди, то проводила демаркацию границы трусиков, очерчивая её туда и обратно через живот. Синди дико верещала и беспрестанно вертелась под вдохновенной кистью художницы.

- Спорим, самая щекотность у неё в пупке! – Весело сказала Триша.

Синди выгибалась то в одну, то в другую сторону.

- Ссссст… Не надо! Х-х-хaaa-ха-ха-ха-хаааа!

Триша скользнула кончиком кисти в маленькую ямку на животе Синди. Синди завопила и вовсю заёрзала попкой по столу, когда Тришина кисточка немилосердно завертела щетинками в её пупочке.

- Ааааа! Ааааа! Аааа-хаа-хаа-хааа! Х-х-х-х… Хваааа-хаа-хаа-хаа-хааа!

- Очень, очень тепло… У тебя почти получилось одно из наших волшебных слов! – Сказала Триша. – Надо тебе помочь. – Продолжая вертеть свою кисточку, Триша положила другую руку между ног Синди, и провела ноготком вдоль верхнего края её чулок.

Синди задыхалась и билась изо всех сил, тщетно пытаясь освободить прижатые Тришиными коленями ноги. Пока кисточка непрестанно пытала животик Синди, ногти Триши набросились на внутреннюю поверхность её бедер, и Синди истерически завизжала от смеха.

- А-а-ха-ха-ха-ха-ха! А-а-а-а-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!

Триша поменяла руки и впилась в живот Синди пальцами, отправив кисточку вниз по её бедрам. Синди снова забулькала. Внезапно кисточка Триши метнулась к самой киске и забегала по обе стороны нижней части трусиков.

- Щекотики-щекотики…

- И-и-и-и-и! И-и-и-и-и-и-и! И-и-и-и-а-а-ха-ха-ха-ха-ха! – Завывала Синди, бешено извиваясь под этой дьявольской пыткой. – Я не могу! Я опихихихихи! Ииииииии-хи-хи-хи-хи! – Верещала она как безумная.

- Не можешь? Тогда сдавайся! – Сказала безжалостная Триша, дразня своей кисточкой внутренние поверхности бёдер девушки. – Что? Забыла все волшебные слова? Я напомню. У тебя же есть любимый резиновый пупс, которым ты мастурбируешь в ванной? Кайся, маленькая развратница! Как его зовут? Кто на свете всех милее, всех румяней и белее?

- Трамп! Трамп! Трамп! – Завопила Синди.

При всём богатстве выбора волшебных слов, других альтернатив она не нашла.

- Какая прелесть! – С улыбкой сказала Триша, прекращая пытку. – Она снова проиграла! И я угадала насчёт её пупсика!

Синди медленно приходила в себя. Она тяжело дышала. Ноги тряслись. «О-МАЙ-ГАД!» – Вспыхнуло в её голове. От последней порции пыток меж её ног осталась какая-то пугающая пульсация – ноги странно подёргивались, и в трусиках стало как-то влажно и скользко. – «Да что со мной?»

Джордж и Пол схватили её лодыжки, а Триша развязала ремешки туфель и стащила их с маленьких ножек Синди, которые теперь защищала лишь прозрачная ткань чулок.

- Боже мой… Нет... – Задыхаясь, умоляла Синди. Прохладный воздух ласкал разгорячённые ножки. Улыбаясь, Франсин присела на стол у сжавшихся ножек Синди и стала нежно поглаживать кончики пальцев сквозь прозрачный нейлон.

- Что глазками вижу, то и ручками трогаю… – Промурлыкала она, напоминая Синди правила игры. Синди прикусила губу, сдерживая исступлённый стон – прикосновения Франсин к пальчикам ног пронзали всё тело как электрические разряды! Франсин играла с ней. Едва касаясь, она пробежала кончиками пальцев вниз по подошвам Синди, другой рукой не переставая ласкать её пальчики.

- Нейлон делает ножки такими щекотливыми… – Насмешливо ворковала она. – А через эти прозрачные чулочки можно щекотать просто везде-везде-везде… – Она проскребла ногтями вверх по сводам стоп. – Тебе весело?

- А-а-а-а-а-ах! – Простонала Синди. Она пыталась вырвать ноги, но Джордж и Пол крепко их держали. Синди металась по столу в нараставшем экстазе – её трусики совсем намокли. – Не наааа-а-а-а-а-а-а! – Всё тело ниже талии было словно в огне – бёдра корчились и сжимались над пульсирующей, истекающей соками киской.

- Мы разденем тебя до гола. – Издевалась Франсин, зарываясь пальцами под нейлоновые подъёмы ступней Синди. – Сначала чулочки…

- Ннннне нааааа-а-а-а-а-а-а-адо! – Всё её тело пылало и пульсировало!

- Потом лифчик…

- Хххаа-а-а-а-а-а-ааа! – Задыхалась Синди. Франсин очерчивала ноготками контуры подошв, нежно водила указательным пальцем под пальчиками. Синди мотала головой из стороны в сторону.

"О, май гад..." – Прежде такое происходило с ней только в ванной, где не видит никто, кроме пупсика. – "Нет... Нет…"

- Наконец, ты останешься без трусиков. Совсем нагишом. И мы будем щекотать тебя везде, где захотим, всю сразу, пока ты...

- Аааааа-хаааааааааааааааааааааааааа! – Синди выгнулась и забилась в воздухе. Упоительная агония исказила её лицо. Она опрокинулась обратно на стол, лишь когда оргазм омыл её сверху донизу.

Франсин замерла, уставясь на эту картину. Синди без сил свисала на верёвке, тяжело дышала и подёргивалась. Её кожа пылала, трусики поблёскивали от влаги, издавая совершенно недвусмысленный аромат. Джордж, Пол и Триша переглянулись. Джордж длинно и тихо присвистнул.

- Вау.

- Ты облажалась, крысулька. – Сказал Пол.

Франсин в ужасе посмотрела на них.

- Нет... Вы… Вы шутите…

- То, что это никогда не случалось раньше… – Сказал Джордж. – …не повод пренебрегать правилами. – Он ехидно улыбнулся. – Тем более – ты же их и придумала, детка!

Франсин попятилась, широко раскрыв глаза от страха, и уткнулась в подкравшуюся сзади Тришу. Её лицо алело как клубничка, залитая мёдом светлых волос.

- О-май-гад... нет... – Взмолилась она слабым голосом. Триша крепко взяла её за локти.

- Расслабься, дорогая. – Сказала она. – И постарайся получить удовольствие.

Синди застонала, выходя из сладкого забытья. Джордж развязывал её.

- Что? Что происходит? – спросила она.

- Франсин довела тебя до оргазма. – Радостно сказала Триша. – Мои поздравления! Твоя подружка пролетела и теперь вы меняетесь местами. Согласно правилу номер восемь или как-то так.

- Шесть дробь четыре. – Поправил Джордж.

Синди не могла поверить в это чудесное спасение. Она сползла со стола и обвела взглядом плывущую перед глазами комнату, словно боясь, что сейчас очнётся и с неё сорвут последнее бельё. Она поверила в реальность происходящего, лишь когда увидела, как упирающуюся Франсин вытаскивают в центр комнаты.

«Я на свободе! Я победила! И Франсин сейчас заплатит за всё!»

Франсин в панике оглядывалась. – «Это не может, не может случиться со мной!» – Её глаза умоляли, но проклятые изверги слишком явно наслаждались её затруднительным положением. Они хорошо знали, насколько она боялась щекотки.

«О, май гад! На мне же белья нет!» – Вспомнила она.

И в самом деле! Вы не поверите! Франсин в одних лосинах, к тому же прозрачных. Побольше бы таких девушек!

Окончание следует...

0

3

Окончание.

Джордж раздал всем по карте.

- Пол первый. – Объявил он.

- Отлично! – Сказал Пол, улыбаясь Франсин.

Она машинально обняла себя за плечи и смотрела на него как в лихорадке.

- Нет-нет-нет! Так не пойдёт! – Сказал Пол. – И ты знаешь об этом лучше всех!

Франсин покраснела ещё больше и послушно опустила руки. Пол поднял их над её головой и связал ей запястья тем же шнуром, которым прежде связывали Синди. Её груди восхитительно очертились под шерстяным свитером. Она взглянула на него вызывающе.

- Не надо быть таким самодовольным. – Сказала она. – А то попадёшь на моё место. Кстати, как ты намерен ко мне подобраться?

Пол улыбнулся, оглядывая её с головы до ног. Уши, оказавшиеся ахиллесовой пятой Синди, Франсин надёжно укрыла под длинными волосами. Свитер защищал верхнюю половину тела от шеи до запястий. Зато ниже – от коротких шорт до сапожек – простирались длинные-длинные ноги под чёрным прозрачным нейлоном. Пол взял с полочки пару коротких, жёстких перьев и обернулся к Франсин, держа перья так, словно собирался воспользоваться ими для составления летописи – длинной, дотошной, полной гнусных подробностей и средневекового мракобесия.

- На стол её! – Скомандовал он.

Триша и Джордж схватили Франсин за ноги, закинули девушку на стол и навались на её лодыжки. К столу приближался Пол с перьями в обеих руках, похожий то ли на летописца-многостаночника, то ли на уверовавшего в силу слова ковбоя, который променял свои «кольты» на более совершенные орудия. Он склонился над её ногами в нейлоне как над манускриптом… Франсин следила за ним в ужасе, от которого у неё перехватило горло. Её любимые лосинки были так прозрачны, так тонки и шелковисты… Кончик пера безнравственно заскользил по её икре – вверх, под коленку, она задохнулась, ловя воздух ртом. Пол ухмыльнулся. Остриё пера вычертило замысловатый автограф в ложбинке по ту сторону колена. Франсин взвилась, ахнула, ухватилась за верёвку и замерла, боясь вздохнуть. Пол покрывал сводящими с ума вензелями впадинки под обеими коленками, пока она не завизжала.

- Крысуленька! Мы ещё только начали, а ты уже так распищалась! – Укоризненно сказал Пол.

Ещё минуту-другую он вымогал у щекотливых коленок новые трели душераздирающего визга Франсин, а затем направил пламенные перья в долгий, извилистый путь к верхушкам её бёдер. Ответом были бурные, безудержные конвульсии.

- Ааааа! Ааааааа! – Франсин рвалась как бешенная, но её ноги были крепко прижаты к столу. Перья пустились в обратный путь по обеим сторонам одного из бёдер, всё больше соскальзывая вниз по его склонам. – Ииии-и-и-и-и-и-иии!

Франсин прикусила губу. – «Я выдержу. Он ничего не добьётся!»

Перья вновь забрались под коленки и она забилась, хохоча как девчонка.

- Ииии-хи-хи-хи-хи! Аа-ха-ха-ха-хаа! Иии-хи-хи!

Франсин держалась из последних сил. Чувствуя, как тают её силы, Пол кинулся в решительное наступление. Он бросил перья и пошёл в рукопашную, царапая ногтями гладкий нейлон её ног. Франсин испуганно вскрикнула и тут же взорвалась бешеным визгом, извиваясь на столе, пока пальцы Пола носились по её ногам сверху до низу, пощипывали икры и бёдра, забирались во впадинки под коленями.

- Ииииии-и-и-и-хи-хи-хи! Сто-хо-хо-хо-хо-о! Сто-о-о-оп! Иии-хи-хи-хи!

- Вот оно! – Взревел ликующий Пол. – Лучше нет эффекта внезапности!

Франсин ахнула и залилась краской. Руки Пола скользнули вниз по её ноге и стали стаскивать левый сапожок.

- Пришла очередь лапусек. – Объявил он.

- Ням-ням… – Сказала Триша, предъявляя бубновую даму. – Моя очередь. Я тоже лапуська.

Пол любезно уступил Трише право снять второй сапожок. Франсин была в панике. Она пробовала брыкаться, но её лодыжки крепко прижимали к столу Синди и Пол. Она могла только поджимать пальчики. Триша улыбнулась, присев у голых ног Франсин, прикрытых лосинами лишь до щиколоток, и медленно провела ноготками вверх по пяткам.

- Сколько же времени прошло, дорогуша? – Промурлыкала она, водя пальцами по извивавшимся подошвам Франсин. – Помнишь, как мы веселились? На первом курсе? Да и на втором тоже!

- Пожалуйста, Триша! Только не это! – Ахнула Франсин.

Тришины ноготки медленно кружили по её пяткам и Франсин забулькала, судорожно вздрагивая на каждом маленьком ведьмином круге, который выписывали на её подошвах пальцы мучительницы. Триша легко заскрёбла ногтями вверх по сводам ступней, мучительно медленно двигаясь к пальчикам. Франсин вся покраснела и корчилась в адских муках.

- Аааааааа… Тррра… Трррраааа… – По сигналу Триши, Синди и Пол ухватили Франсин за большие пальцы ног и оттянули назад. Триша принялась за пальчики, дразня их легчайшими прикосновениями. Франсин была близка к истерике. Она содрогалась всем телом, беспомощно шевеля свободными пальчиками. И она знала, что это ещё не самое страшное!

- Да, Франсин! Я помню, кто твой любимый президент! Мой тоже! Ради него мы готовы просто на всё, что угодно! Отменим 13-ю поправку, обратим в рабство любимых подруг, защекочем их, сорвём одежду и доведём друг друга до оргазма! Всё преодолеем! Всё перепробуем! Он такой душка! – Ворковала Триша.

- Пожалуйста! Пожалуйста! Хи-хи-хи! О, пожалуйста, не надо! Ххиииии-хи-хи!

Триша совсем разулыбалась – очевидно, от умиления – когда её ноготки забрались между пальчиков Франсин.

- Тебе, наверное, жарко в этом свитере? – Спросила она.

- Хииааааа… Н-н-нет… Пожалуйста, не…

- Тогда терпи, маленькая хохотушка! – Тришины пальцы весело скакали туда-сюда.

- Ааахаааааа! Ахахааааа! Я не могу! О-хоо-хоо-хахахахаааа! – Франсин металась по столу, корчась в щекотливой агонии, пока Триша тыкалась ноготками в щёлочки между пальчиков. – Хии-аааа-хиии-аааа-хи-а-ха-ха-ха-ха-хаааа! Пожалуйста! Не на-адо! Не н-а-а-а-а-адо!

- Боже мой, ну что за щекотливые маленькие ножки… – Кривлялась Триша. – Какая щекотливая малютка! Хотя, не такая уж и малютка… Да и ножки, честно говоря, не такие и маленькие! Как бы не десятый размер [наш 40-й – прим. пер.]. Вот ведь вымахала! Но это даже хорошо – есть, где развернуться. Зато щекотливая – сил нет!

- Ааааааа-хаа-хаа-хаа-хаа! Ниии-хи-хи-хи-щекочи! Ооой-хо-хо-хо-а-ха-ха-ха-ха! – Франсин, вся в слезах, вертелась на столе.

Трише, очевидно, наскучило играть с извивающимися пальчиками Франсин. Она с видимым удовольствием то стрекотала пальцами вверх-вниз под сводами её стоп, то вновь принималась выписывать щекотные кружочки по всей поверхности подошв.

- Щекочем-щекочем-щекочем...

- Нииии! Нииииии! Ахахахахахааа! – Франсин задохнулась. – Ахахахахахахахахаха! Ахахахахахахааа-а-а-а! – Хохотала и верещала она в дикой истерике. – Хва-а-а-атит!

- Проиграла! – Констатировала Триша. Франсин жадно глотала воздух. Триша влезла на стол, подползла к подруге и протянула с жестокой нежностью: – Ну-ну, посмотрим, что у нас под свитером… Хм-м-м…

Франсин вспыхнула от смущения, по-прежнему тяжело дыша. Триша приподняла её свитер и заглянула под него.

- О-о-о-ма-а-ай-га-а-ад! Что это? – В восторге прошептала она. Она стянула свитер через голову Франсин и полные, тяжёлые груди заколыхались, сверкая от пота, с набухшими, бесстыдно торчащими сосками. Чтобы не мешался, Триша обмотала свитер вокруг связанных рук Франсин. Джордж оттащил стол в сторону и Франсин беспомощно повисла на верёвке, касаясь пола кончиками босых ног, с голыми сиськами, в умопомрачительных шортах и нелепых лосинах.

С растущим ужасом она следила, как Джордж вооружается перьями – он выбрал пару из числа самых длинных, с жёстким опахалом и пушистой кромкой. Джордж помахал своими орудиями перед её лицом.

- Такую красивую девушку можно щекотать только самыми красивыми перьями! – Сказал он. – Угадай, с какого из них мы начнём?

Франсин прикусила губу. Она знала, с какого он начнёт. С обоих!

- Ты как всегда права, дорогая! Зачем что-то одно, если можно сразу оба! Осталось решить, что нам пощекотать в первую очередь? Где тебе больше нравится?

- Пожалуйста, Джордж... – Прошептала Франсин.

Джордж проплясал перьями вдоль её плечей, игриво провёл по ложбинке между грудями и принялся заботливо подметать их снизу.

- Ааааааааааа! – Она подпрыгнула бы – но Пол своевременно повис у неё на ногах. – Не там! П-п-пожалуйста, не там!

- Может быть, здесь? – Джордж обвёл пером один из сосков. Она задохнулась. – Или здесь? – Он очертил круг вокруг второго розового бутончика. Франсин залилась краской и заскулила. – И опять ты права, моя свёколка! Конечно, не здесь! Эти пикантные штучки мы оставим на десерт. Для начала нужно что-то попроще… По-сельскохозяйственней…

Джордж переместил центр своих усилий в сторону подмышек. Края перьев описывали круг за кругом – от подметающих движений на боках её грудей – вверх по дуге – до нижнего края выбритых ямочек. Франсин подавила визг, но не могла сдержать стонов – порочные круги медленно расширялись – перья скользили от подмышек до грудей, с каждым заездом подбираясь всё ближе к пылающим рододендронам сосков.

Франсин металась как в лихорадочном бреду. Круг за кругом, от подмышек до сосков, Джордж безжалостно изводил её, пока к этим ощущениям не добавилось щекотное покалывание из глубины грудей, словно в каждой из них завёлся маленький Джордж, щекотавший свой домик изнутри. Её соски затвердели и стояли как пунцовые часовые у ног Статуи Свободы, с которой внезапно свалилась тога, оставив девушку в одном бикини. Франсин жалобно заскулила. Быстрый, как молния, Джордж вонзился пальцами под её груди, и Франсин заверещала как девчонка.

- И-и-и-и-и-и-и-и-и-хи-и-хи-и-хи-и-хи-и-хи-и-и! А-а-а-а-а-и-и-и-и-хи-и-и-хи-и-и-и-и! И-и-и-а-а-ха-а-ха-а-ха-а-а-хи-и-и-хи-и-и! А-а-а-а-а-а-а-а-ха-ха-ха-ха-а-и-и-и! – Франсин умирала от смеха как ребёнок, ознакомленный с подробностями своего появления на свет, а пальцы Джорджа отжигали твист под её прыгающими грудками. Медовые волосы метались из стороны в стороны, хлеща её пылающее лицо. Он доводил её до конвульсий, то взлетая пальцами к подмышкам, то сбегая вниз по бокам до талии, то карабкаясь обратно – к трясущимся сиськам. Неожиданно Франсин почувствовала, как Триша и Пол крепко берут её за руки, лишая последних возможностей вертеться и уворачиваться. Она открыла глаза как раз, чтобы увидеть, как перья Джорджа принимаются за её соски.

Он играл с ними по очереди – захватывал набухшие бутончики меж тугих лопастей перьев и пилил их туда-сюда. Франсин исступлённо вопила от этой пытки.

- И-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-и-их! Пожа-а-а-а-алуйс-с-с-ста-а-а-а-ха-ха-ха-ха-ха-а-а! И-и-и-хи-и-хи-и-хи-и! А-а-а-а-ха-ха!

- Ты что-то хочешь сказать, дорогая? – Джордж подул на её соски, продолжая скользить по ним перьями. – Просишь снять с тебя шортики? В самом деле – становится жарко…

- С-с-сто-о-с-сто-о-о-о-сто-о-о-о… – Задыхалась Франсин. – Сто-сто-сто-сто-сто-о-о-о! А-а-а-а-а-а-и-и-и-и-и-и-и-и-хи-хи-хи-хи-и-и-и!

- Сто? О чём это она? – Удивился Джордж, не прекращая усердно пилить сосочки. –Милая, ты можешь выражать свои мысли яснее? Что ты хочешь сказать? Не имей сто фунтОв, а имей сто френдОв? Это точно! С френдАми не соскучишься!

- С-с-с-ст… Сто-о-а-ха-ха-ха-ха!!! Ст-т-т-то-у-у-у-у-ха-ха-ха!!! Тра-а-а-амп!!! Тра-а-а-а-амп!!!

- Ну, вот! Совсем другое дело! – Радостно сказал Джордж, не без труда отрываясь от своей приятной работы. – Правильный выбор, мисс! Демократы – ослы и неудачники. В спальне – клопы, на сервере – русские. Хорошие девушки за таких нерях не голосуют. Твой пламенный патриотизм, родная, будет вознаграждён! Мы выполним все твои желания! Даже самые потаённые. Синди, милая, помоги снять с Франсин шорты!

Синди и Джордж не без труда стянули узкие штанишки с роскошной задницы. Франсин залилась ещё более густой краской, когда шорты скользили вниз по чёрному нейлону её бёдер – удовольствие, которое ей доставила эта процедура, было очевидным. Под прозрачным нейлоном почти ничего не было – лишь узкая полоска чёрной ткани, миниатюрная родственница трусиков – с огромным трудом прикрывала самое необходимое. Франсин заметила волнение в глазах Синди – она не могла понять, была это похоть или жажда мести.

- Всё это твоё, Синди! – Объявил Джордж, любуясь подвешенной к потолку Франсин, которая судорожно сплетала ноги в тщетных попытках что-то прикрыть. По лицу её бродила какая-то нездоровая улыбка – смесь мольбы, умопомрачения и возбуждённого ожидания. – Заставь её взывать к президенту… или что-нибудь в том же роде... – Он повертел пальцами в воздухе.

Синди взглянула на Франсин, всё ещё пунцовую и загнанно дышащую после тест-драйва её грудей – и сразу поняла, где сейчас её слабое место.

- Придвиньте стол. – Скомандовала она. Всё ещё привязанная за руки к потолку, Франсин была снова усажена на стол. Синди забралась на свою жертву, оседлав её коленки –перед ней простёрлись длинные гладкие бёдра, тугой круглый животик – одетые в чёрный нейлон с маленьким пушистым треугольничком, робко выглядывающим между ними. Синди нежно проскребла ноготками до верхушек бёдер, провела вокруг трепещущего кустика – и Франсин задёргалась под ней с внезапным конвульсивным хихиканием.

- Плохая девочка! Озорница! – Приговаривала Синди, щекоча её под самым нейлоновым поясом. Франсин стиснула зубы и судорожно сглотнула. Синди вела пальцами по её животу и ворковала. –  Что вижу, то и щекочу… – Франсин ахнула. Ногти Синди, чертя кружочки, ползли вниз по склону к беззащитному пушистому холмику…

- И-и-и-и-и-и-и-и-и-и-их!!! И-и-йи-и-йи-и-йи-и-и-хи-хи-и! Йа-а-ах! – Ногти Синди стрекотали вверх и вниз по щекотливым впадинкам у боков холмика, а Франсин захлёбывалась смехом, мотала головой из стороны в сторону, её нейлоновые ноги беспомощно дрыгались. – Аг-г-га-а-а-ал-лг-га-а-ах-г-г-гл-л-г-гл-л-г-гл-л-л-л… – Синди вцепилась в бьющиеся бёдра Франсин, влезла между ними пальцами и принялась там шебуршиться, наблюдая пляску лобка под нейлоном.

- Что за щекотливый маленький животик! – Издевалась она, пощипывая низ живота.

- Гл-л-ли-и-и-хи-хи-хи-и-и-и-и!

- А что у нас здесь? Щекотно-щекотно-щекотно!

- Не-е-е-е-е-е-и-и-и-хи-и-и-и-хи-и-и-и-а-ха-ха-ха-ха!

- И маленькая кошечка такая щекотливенькая! – Синди щекотала внутренние поверхности бёдер, подбираясь к полоске ткани под нейлоном. Франсин выла и колотила пятками по столу.

- О-май-га-а-а-атно! О-о-о-о-о-о! А-а-а-а-а-а-а-а-а-а! О-о-о-о-а-а-ха-ха-ха-ха! А-ха-ха-ха-ха!

Синди отметила, что намёк на трусики поблескивает от влаги. «Пора начинать бойню!» – Решила она. Раздвинув бёдра Франсин, встав между ними коленями, не переставая одной рукой зверски тиранить низ её живота…

- Не-е-е-е-ет! Я не… не мо-o-o-a-a-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! – Завопила Франсин, почувствовав первый ноготок на своей нейлоновой попке.

- И-и-и-йи-и-и-а-а-и-а-а-а-и-и-и-а-а-а-а-и-и-и-и… Н-н-н-н-н-н-не-е-е-е т-т-т-та-а-а-ам!!! Ха-а-а-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-а-а! – В истерике визжала Франсин. Синди удобно устроилась, упёршись локтями в разведённые бёдра и вдумчиво щекоча одной рукой  - вертящийся задок, другой - отчаянно трясущийся животик. Франсин вопила, беспомощно пиная воздух. – Н-н-н-н-н… а-а-а-ха-ха-ха-ха!!! Н-н-н-н-на-а-а-а-а-а-а-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! Сто-о-оп! Я описи-и-и-и-и-и-и-и-хи-и-хи-и-хи-и-хи-и-хи-и-хи-и-хи-и-хи-и-и-и-и! Сто-о-о-о-о-оп!!!

- Синди, хватит! Ты выиграла! – Трише и Полу пришлось схватить её за руки, чтобы остановить вошедшую во вкус мучительницу. Для Франсин помощь оказалась весьма своевременна – она скрестила ноги и сжала их изо всех сил, но крошечный ручеек всё же окропил её нейлоновые бёдра.

Поздравления и аплодисменты смягчили жестокое сердце Синди. Она слезла с всхлипывающей Франсин, которая сплетала ноги, пытаясь скрыть ужасную неловкость своего положения. Слезая со стола, Синди шепнула ей на ухо:

- Ты проиграла!

Франсин тяжело дышала, бессильно обвиснув на верёвке, пока Синди стягивала с её попки лосины, мокрые от пота и некоторых других телесных жидкостей. Остальные снова убрали стол, и Синди живо стащила лосины вниз по ногам Франсин. Та вновь свисала с потолка, раздетая теперь уже донага, судорожно сплетая ноги, вся сжавшись... «О, Май Гад, я всё проиграла!» – Панически мелькнуло в её голове. Прежде они в своих играх до такого не доходили…

- Знаешь, что мы с тобой теперь будем делать? – Насмешливо спросила Синди. Франсин подняла голову. Они стояли вокруг, гнусно ухмыляясь. У всех были перья.

- Нет! Боже, нет! Пожалуйста-пожалуйста, не надо! – Пол стоял слева и злобно скалился. Его ожидала масса удовольствия. Он медленно шагнул ближе. Франсин сжалась и безотчётно сплетала ноги, глядя на него с беспомощным ужасом. Триша приближалась спереди, Синди – справа. – О, нет... О, нет, нет... Подождите… Нет... не трогайте меня... Я же вся описиюсь! Пожалуйста... – Джордж коснулся пером её спины, и она дёрнулась вперёд – прямо в руки Триши. – И-и-и-и-и-ийа-а-а-а-а-А-А-А-А-А-А-А-А-АХ!

Триша стала щекотать ей живот, Франсин завизжала и отскочила. Пол и Синди с обоих сторон принялись поглаживать рёбрышки.

- И-и-и-и-и-и-их! И-и-и-и-и-и-и-их! И-и-и-и-и-и-и-и-и-их! О-о-о-хо-хо-о-о-май-й-й-г-г-га-а-ха-а-ха-а-а-а… – Триша вертела пером в её пупке. Джордж водил пером по её попке, настойчиво пытаясь проникнуть меж ягодиц. Франсин визжала в дикой щекотливой панике. Она вертелась и прыгала туда-сюда, пытаясь уклониться, её ноги оборачивались друг о друга. Пальцы и перья дразнили самые уязвимые места её обнаженного тела... Колени её подогнулись, она свисала с потолка, беспомощно вереща, а перья стекали по её бокам, бёдрам и ступням. – Сто-о-п! Сто-о-о-оп! Иииииииии-и-и-и! Не-е-е-е-е-a-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-а-а-а...

- Хватайте её за ноги! - Скомандовал Пол.

Синди и Триша взяли Франсин за ноги и потащили их вверх, пока верещащая и брыкающаяся девушка не оказалась в горизонтальном положении – тогда Пол быстро привязал её лодыжки к свисавшим с потолка верёвкам. Её отпустили и Франсин закачалась в воздухе, растянутая и открытая взорам как звезда Оклахомы на полощущемся флаге Федерации. Золотисто-коричневый пушок её киски гордо блистал меж широко раскинутых ног... Пол склонился над этим патриотическим символом и медленно повёл кончик трепетного пера по ложбинкам внизу её живота…

- Щекотненько-щекотненько… – Приговаривал он.

- Не-е-е-е-е-е-е-е… Не-е-е-е-е-е-е-ет... – Стонала Франсин, зажмурив глаза и мечась налитым свекольной краской лицом из стороны в сторону – и бурно вскипела смехом, когда Триша и Синди легко заплясали перьями по её ступням. – А-а-а-а-а-а-га-га-гл-л-ла-а-ах! He-e-e-e-a-a-a-ха-ха-ха-ха-а-а! А-а-а-а-э-э-э-э-хи-хи-хи!

Пол бороздил пером стороны пушистого треугольничка, жестоко дразня капризные нижние губки. Франсин была уверена, что уж теперь точно сойдёт с ума. Перо скользнуло вниз по внутренней поверхности бедра. Он взглянул на её лицо; тонущие в слезах глаза молили о спасении сквозь кипящую бурю рыданий от хохота.

Она не видела Джорджа, который стоял за её головой, всеми десятью пальцами нацелясь в подмышки. Пол ухмыльнулся и приостановился. Девушки бросили перья и стояли, шевеля готовыми к атаке пальцами.

- А-а… А-а… – Стенала Франсин, с ужасом обводя взглядом это собрание маньяков. Пол присел и принялся нежно обметать её попку. Франсин закричала. Пол втиснул перо меж ягодиц, скользнул им вниз… – Не-е-е-е-е-е-е! Не-е-е-е-е-е-е! Не ТА-А-А-А-А-А-АМ! А-ха-ха-ха-ха-ха-a-a-a-a-a-a! – Франсин выла, рвалась на волю, тоненький ручеёк вновь пробежал по её голым ногам. – И-и-и-и-и-а-а-а-а-аг-г-г-х-х! Уа-а-а-ха-ха-ха-ха-ха! – Пол щекотал дырочку её попки, девушки царапали подошвы, Джордж упоённо зарывался под груди. Её ноги маниакально забились, длинная золотая струя хлестнула между ними. Её щекотали без остановки, пока последние капли компромата не упали в лужицу на полу.

- Бессовестная маленькая зассыха! – Восхищённо прошептал Джордж. – Озорница! Что бы такого с ней за это сделать?

Синди взяла перо и заняла место между ног Франсин.

- Давайте заставим её кончить! – Предложила она.

Триша подошла сбоку и объявила:

- Чур! Сиськи теперь мне!

Франсин почувствовала, как перо Синди скользит вверх по внутренней поверхности её бедра и закричала…

…она обмякла и тихо всхлипывала, бессильно свисая на верёвках. С неё обильно текли пот, слезы и прочие сладости…

- О-О… О-О-О… О-МАЙ-ГАД… – Подвёл итоги Джордж. – Вот так вот гэйм-то и овЁр…

Они пододвинули стол под Франсин и стали её развязывать. Синди чмокнула новую подругу в щёчку и прошептала ей на ухо:

- Дорогая! Мне так понравилось с тобой играть!

- Не беспокойся… дорогая… – Выдохнула Франсин. – Мы ещё поиграем… Вот останемся одни... с тобой... и твоими драгоценными ножками…

0

4

:rolleyes:  :rolleyes:  :rolleyes: Просто великолепно :))) Жаль только, что авторы не сосредоточились на том, как Франсин заставили кончить [облизывается] ;)))

0


Вы здесь » Форум Tickling in Russia » Все о щекотке » Та самая игра. Перевод.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC